Империл

Рассказы Друга

Империл

Этот рассказ Алексея Светлова завершает цикл его научно-фантастических произведений. Все рассказы публикуются впервые и исключительно по согласию автора. Восемь рассказов написаны в последние три года земной жизни Алексея Светлова (1963 — 2018).  В подрубрике Рассказы Друга  теперь можно познакомится со всеми работами  этого автора в жанре научной фантастики: Встреча на Обероне, Шеа, Дедушкина тетрадь, Наш ответ, Memento mori, Свет души, Дети Сириуса  и  который вы сейчас открыли —

Империл.

Лишь крайняя степень ненаблюдательности мешает людям узнать вредителей.

Е.И. Рерих

Глава 1. Биохимия эмоций человека

Дорога в электричке кажется долгой, если просто ехать и смотреть в окно, но она очень сокращается, если вы читаете интересную книгу. Галя Кузнецова читала учебник «Биохимия для технологов», и хотя вряд ли кто-нибудь из её сверстников назвал бы учебник «интересной книгой», но для неё это было именно так. Галя закончила Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова по специальности «биохимия». Теперь она жила и работала в небольшом городе С. в 100 км от Москвы. Она ещё в школе знала, что будет заниматься биохимией. Это трудно объяснить рационально, но её всегда привлекала тайна удивительной самоорганизации и саморегуляции человеческого организма. Вы только вдумайтесь – ведь это целая лаборатория – человеческий организм! Без какого-либо сознательного управления он сам постоянно производит сложнейшие химические реакции, доставляет нужные вещества к тем органам и системам, где они сейчас необходимы, выводит из организма химические соединения, которые могли бы отравить его, задержись они подольше.

Кто же управляет всей этой лабораторией? Если бы человек сам взялся делать это, то ни на что другое у него просто не осталось бы времени. Даже на сон, ведь внутренние процессы в организме не прекращаются во время физиологического сна. К тому же первая же его ошибка могла бы привести к летальному исходу. Но в отличие от человеческого сознания сознание его тела практически никогда не ошибается. Более того, оно часто вынуждено оперативно исправлять легкомысленные поступки своего владельца, когда тот неразборчив в диете или ведёт неправильный образ жизни.

Разве вам не интересно узнать, что эмоциональные состояния человека сильно влияют на биохимические процессы, протекающие в глубине его физического естества? Во время проживания эмоций изменяется биохимический состав крови. В неё железами внутренней секреции и особыми клетками выделяются гормоны[1] и нейромедиаторы[2]. Как только эмоция выражена, гомеостаз восстанавливается, система приходит в состояние относительного покоя, и гормональный фон снова изменяется до исходного состояния.

Например, испытал человек стресс или испугался чего, надпочечники выделили гормон адреналин. Поступив в кровь, он сразу вызывает целую бурю реакций в организме: усиливает и учащает сердцебиение, вызывает сужение сосудов мускулатуры, брюшной полости, слизистых оболочек расслабляет мускулатуру кишечника, и расширяет зрачки. Да-да, выражение «у страха глаза велики» имеет под собой абсолютно научное основание. Основная задача адреналина — адаптировать организм к стрессовой ситуации. А если человек постоянно пугается или живёт в стрессовом состоянии? Это приводит к усиленному белковому обмену, уменьшению мышечной массы и физической силы, похуданию, нервному истощению и к заболеваниям почек.

Или вот, к примеру, человек разозлился. Те же надпочечники выбрасывают в кровь гормон ярости норадреналин. Его основное действие заключается исключительно в сужении сосудов и повышении артериального давления. Норадреналин усиливает в человеке ощущение злобы, ярости. Адреналин и норадреналин тесно связаны друг с другом. В надпочечниках адреналин синтезируется из норадреналина. Что ещё раз подтверждает давно известную мысль, что эмоции страха и ненависти родственны, и порождаются одна из другой. Если человек часто злится, он наверняка страдает аритмией, повышением артериального давления, ишемическими болями, дыхательной недостаточностью, побледнением кожи, нарушением мочеиспускания.

Ведь вот простые вещи, а много ли людей знает об этом? Ведь если бы знали, неужели не следили бы за своими эмоциями? Да что там эмоции, просто хороший позитивный настрой – это также сильнейший стимулятор биохимических процессов. Именно в этом состоянии слизистыми оболочками желудочно-кишечного тракта и стволовыми клетками мозга вырабатывается нейромедиатор серотонин[3], который является химическим передатчиком импульсов между нервными клетками человеческого мозга. Восприимчивые к серотонину нейроны расположены практически по всему мозгу. Трудно переоценить ту роль, которую выполняет серотонин в человеческом организме.

В передней части мозга под воздействием серотонина стимулируются области, ответственные за процесс познавательной активности. Поступающий в спинной мозг серотонин, положительно влияет на двигательную активность и тонус мышц, у человека повышается настроение, он бодр. Кроме настроения, серотонин ответственен за самообладание или эмоциональную устойчивость. Недостаток серотонина, напротив — вызывает снижение настроения и депрессию. У людей с пониженным уровнем серотонина, малейшие поводы вызывают обильную стрессовую реакцию. И такие люди часто страдают гастритами и язвами желудка. Потому желательно радоваться жизни и в этом может заключаться один из секретов здоровья.

 

Глава 2. Напутствие Людмилы Ивановны

Интерес Гали к этой замечательной новой науке – биохимии очень поддержала в своё время преподаватель по органической химии Людмила Ивановна. Когда Галя училась у неё на третьем курсе, она рассказывала студентам о том, что лаборатория человеческого тела очень мощна. Она легко нейтрализует очень сильные химические соединения и вырабатывает свои, действующие очень активно, и при желании — длительно.

Людмила Ивановна говорила примерно так: «Усилием воли можно вызвать повышенные выделения желез, например, слюны. Слюна, слезы, пот и выделения внутренней и внешней секреции являются химическими соединениями, сильно действующими не столько благодаря своему химическому составу, сколько вследствие насыщенности их психической энергией. Можно вспомнить, как Христос исцелял больных, применив слюну, смешав ее с Землей. При болезнях выделения организма приобретают специфический состав, запах и окраску. Все эмоции, чувствования и переживания сразу отражаются на секрециях организма, причем мысль играет первенствующую роль. Когда лаборатория человека действует гармонично и положительные мысли и чувствования образуют положительные реакции, процессы, идущие в теле, имеют нормальный и оздоровительный характер. И наоборот, злоба, раздражение, страх, жестокость и все отрицательные чувства и мысли вырабатывают в организме яд, ядовитые химические соединения, которые отравляют организм. Унылый, жалующийся, недовольный, злой и так далее человек отравляет, прежде всего, сам себя и, в конце концов, порождает заболевание системы.

Некоторые органы поражаются прежде других. Так, например, раздражение скорее всего действует на печень. При известной опытности и знании возможно определить, какие именно мысли, переживания и эмоции человека вызвали те или иные заболевания. Хотя бы ради собственного здоровья необходимо следить за собою, храня равновесие духа. Говорят, что в здоровом теле — здоровый дух, упуская из виду, что заболевание или нездоровье духа сопровождаются заболеванием тела. Спокойное, гармоническое, радостное состояние духа тотчас же отражается на состоянии организма. Будучи лабораторией для мощных химических соединений, человек имеет в себе и лабораторию для всех ощущений, и в этой лаборатории волею можно вызвать любое ощущение, воздействующее в свою очередь и на тело. Так, создав бодрое, радостное, уверенно спокойное настроение, без всяких видимых поводов или причин со стороны внешних условий можно сильно повысить жизненный тонус всего организма. Но для этого заведование обеими лабораториями следует взять в свои руки: именно — осознать свою мощь, свои права и вступить во владение ими».

Людмила Ивановна не раз обращала внимание своих студентов на внутренние способности человека и призывала исследовать их всеми доступными средствами (например, биохимическими методами), поскольку, как она считала, в этом и заключалась перспектива развития науки биохимии.

Однажды, когда Галя задержалась с ней после интересной лекции, в которой поднимались вопросы влияния человеческих мыслей и эмоций на химические реакции, протекающие в клетках его организма, Галя спросила: «Наверное, можно использовать такой интересный способ управления химизмами для самооздоровления?»

На что Людмила Ивановна ответила ей негромко: «Обычно люди безвольно плывут по течению, не вмешиваясь в жизнь тела и предоставляя заниматься этим нередко невежественным врачам, в то время как очень многое они могли бы исправить сами, тем более что официальная медицина отвергает и психическую энергию, и необычайную сложность строения человеческого микрокосма. Управлять им возможно, если владеть знанием. Болезни растут, и нет им числа, и против многих медицина бессильна. Между тем как профилактика духа, известного рода дисциплина над мыслями, чувствами и эмоциями, многое могла бы предотвратить. Но кто же этому верит! А в результате высшее создание природы, царь природы, человек, является жалким рабом своего тела, вернее, его всевозможных болезней».

— Что же делать?

— Нужно неотложно начинать исследования в этом направлении! Медицина будущего, именно, займется не лечением следствий, но изучением причин заболеваний. Нужно обратить внимание на состав секреций человека в их взаимной связи с болезнями и главное – с мышлением. Эта область в свое время составит обширный отдел научных исследований!

С того времени Галя решила для себя: буду заниматься исследованиями секреций человека.

 

 

Глава 3. Исследования слюны

Из всех секреций человека проще и быстрее всего получать выделения слюнных желёз – слюну. Галя хорошо помнила, слова Людмилы Ивановны: «Слюна несет в себе печать состояния всего организма. Как по составу крови теперь, так и по составу слюны будут в будущем определять не только здоровье или заболеваемость, но и психическое состояние человека».

Помнится, что тогда эта фраза поразила её не только тем, что в распоряжении учёных имеется такой простой агент для исследования и анализа, но также и тем, что при всём многообразии современных научных методов исследования, ученые до сих пор не начали широко изучать человеческую слюну даже с целью обычной медицинской диагностики.

Из институтского курса Галя знала испытанные методы практической биохимии, такие как методы объёмно-весового анализа, элементный анализ, оптические методы, электрофорез, хроматографические методы. Также она помнила некоторые новейшие методы биохимических исследований, такие как рентгеноструктурный анализ, электронная микроскопия, различные виды хроматографии, спектрофотометрии, метод меченых атомов. Но для использования всех этих методов нужна была специальная лаборатория и дорогостоящее оборудование, которое, конечно, не может приобрести недавняя выпускница на свою скромную заработную плату.

Как же тут быть? Отказаться от исследований? Об этом не могло быть и речи. Галя решила начать изучать слюну с простого оптического микроскопа и фотоаппарата. Существуют по крайней мере три метода исследования слюны при помощи такого нехитрого оборудования: фотографирование образцов слюны под микроскопом, фотографирование следов высохшей слюны под микроскопом, фотографирование замороженных образцов слюны под микроскопом. Конечно, в третьем методе требуется иметь морозильную камеру и помещение с температурой воздуха ниже нуля градусов. Это затруднительно. Зато первые два метода вполне достижимы. Технология исследований была весьма незатейливой. Опыты проводились примерно через 2 часа после принятия пищи. Сначала следовало взять контрольный образец слюны, затем внешними средствами у испытуемых вызывалась нужная психологическая реакция, и пока человек находился в этом состоянии, у него повторно проводился забор слюны. Образцы брались чистыми деревянными палочками и капельку сразу переносили на предметные стёклышки микроскопа. Испытуемыми обычно были товарищи Гали, которые относились к этим опытам как к оригинальному времяпровождению.

Галя решила испытать шесть наиболее простых эмоциональных состояний (радость, огорчение, решимость, страх, сочувствие, неприязнь). Для создания у испытуемых выбранных психологических состояний использовались специально подобранные художественные фильмы. Когда начались первые опыты Галя ещё не знала на какие факторы следует обращать внимание в морфологическом анализе, но её внимание сразу привлекли специфические геометрические структуры, которые формировались в следах слюны при её высыхании. Она для себя назвала эти структуры «папортниками» за схожесть с листьями одноимённых растений. Конфигурации этих структур, вероятно, были связаны с особенностями кристаллизации солевых отложений в водных растворах (каковыми можно считать образцы слюны разных людей). То, какими представали взору Гали «папортники» под микроскопом зависело от наличия в слюне специфических органических соединений и ферментов, выделяемых железами внутренней секреции человека. Если психологические состояния испытуемых были гармоничными, кристаллизация их слюны проходила по правильным формам, а в случае негативных эмоции – более хаотично. То же самое, но в ещё более очевидной степени демонстрировали образцы человеческих слёз.

Этот визуальный сравнительный анализ был весьма интересным, но всякий раз он давал свои особые рисунки, и в их многообразии не прослеживалось чёткого критерия, который мог бы стабильно показывать качество психологического состояния испытуемого человека. В стремлении найти такой критерий Галя попробовала проводить химический анализ слюны на предмет наличия в ней некоторых химических веществ из известного ряда и их относительного количества. Это заметно усложнило задачу обработки образцов материала и увеличило её трудоёмкость. Однако четких корреляций между наличием определённых химических соединений с какой-либо эмоцией ей выявить так и не удалось. Возможно, причина этой неудачи состояла в ограниченных возможностях Гали как химика-аналитика, или это было связано с весьма малым количеством исходного материала (слюны). Человеку затруднительно давать даже 10 мг слюны, а для тестовых реакций требуется гораздо больше. В любом случае она вынуждена была отказаться от химических исследований и обратить своё внимание на другой метод анализа.

Этот метод заключался в газоразрядном фотографировании капли слюны с последующим сканированием полученных изображений. Для этой цели Галя специально приобрела аппарат газоразрядной фотографии, рентгеновскую плёнку, реактивы для проявления и закрепления изображений, аксессуары для фотопечати (кюветы, красный фонарь, пинцеты, резак, водяной термометр). Сам метод заключался в том, что отобранный образец слюны в дозированном количестве (одна капля) наносился на чистое предметное стёклышко микроскопа. Затем стёклышко с образцом вносилось в тёмное помещение и устанавливалось на рентгеновскую пластинку, заранее закреплённую на электроде Кирлиановского аппарата. К капле подносилась игла второго (заземлённого) электрода и после этого на первый электрод подавался одиночный электрический импульс (длительностью примерно 1 мс), который заставлял каплю «вспыхнуть» на мгновение, что сразу засвечивало рентгеновскую плёнку под ней. Затем эта плёнка проявлялась стандартным методом, и полученное на ней изображение закреплялось фотографическим фиксажем. После промывки и просушки плёнка сканировалась специальным сканером на просвет с высоким разрешением (примерно 2400 пикселов на дюйм) и уже электронное изображение свечения капельки слюны подвергалось потом обработке специальной программой анализа изображений и численному анализу. Среди параметров этого анализа можно перечислить площадь свечения, интенсивность свечения, но самое главное – наличие особых структур в самом газовом разряде, возникающих по периметру капельки. Площадь и интенсивность свечения показывали энергетическую насыщенность слюны, а характер протекания газового разряда – качество этого энергонасыщения.

Вопреки всем ожиданиям сложные рисунки газового разряда при всей их оригинальности можно было классифицировать на несколько групп, которые уже с большой долей вероятности соотносились с характерными эмоциональными состояниями и даже с индивидуальными особенностями людей. После месяца исследований Галя могла безошибочно определить кому из испытуемых принадлежат те или иные образцы слюны. Причём даже не важно было какие эмоциональные состояния переживал этот человек в момент забора слюны, структура развития газового разряда для него имела свои индивидуальные микроскопические характерные особенности. Это очень походило на отпечатки пальцев или на почерк человека. Галя на интуитивном уровне понимала, что кирлианография образцов человеческой слюны открывала широкую дорогу к изучению скрытой внутренней сущности человека, которую нельзя было подделать никакими внешними уловками.

 

Глава 4. Седьмой образец

Галя очень увлеклась кирлианографическими исследованиями слюны, поскольку они приносили ей маленькие открытия почти каждую неделю. Однако тот круг людей, который стал её испытуемыми и те эмоциональные состояния, которые испытывали её знакомые, по мнению Гали, сужали масштабы необходимых исследований. Друзья были все люди положительные и во время опытов их эмоции не превышали пределов обычных состояний (ни одного аффекта!). Галя понимала, что если бы её экспериментальный материал был дополнен более экстремальными эмоциями или среди её испытуемых появились какие-нибудь необычные люди, то это открыло бы новые факты и, вероятно, расширило её классификацию. Галя решила, что у неё уже есть некоторая база для суждений и теперь настало время проверить некоторые её теории на другом материале.

Один её знакомый химик, которого звали Сергей Сергеевич, посоветовал Гале обратиться в психиатрическую клинику, в которой работал его знакомый – доктор Суботин. Он позвонил ему сам и попросил помочь Гале, объяснив, что та проводит биохимические опыты со слюной. Галя приехала к Суботину на следующий день после работы. Она рассказала, что проверяет теорию о связи психологических состояний людей с биохимическим составом и физическими свойствами их секреций, в частности слюны. Показала фотографии «папортников» и кирлиановские снимки образцов слюны. Доктор Суботин внимательно выслушал её совершенно без видимой эмоциональной реакции. Гале даже показалось, что ему неинтересны её теории и фотографии. Тем не менее, он сказал:

— Теперь мне ясно над чем Вы работаете. Весьма похвально, что такая молодая девушка так серьёзно, я бы даже сказал с азартом, занялась научными изысканиями. Если я правильно понял, Вам необходимы образцы слюны от некоторых наших подопечных?

— Да, и по возможности от людей с характерными типами поведения, или в состояниях сильных эмоциональных реакций.

— Значит, буйные подойдут? – то ли в шутку, то ли в серьёз спросил Суботин.

— Подойдут, только прошу Вас сопровождать эти образцы сопутствующими комментариями с указанием инициалов пациента, даты, времени забора, и главное того, в каком состоянии он был в момент получения от него слюны. Я вот тут приготовила специальные маленькие контейнеры с герметичными крышками. На них указаны номера. А вот блокнот, в который прошу Вас записывать комментарии к образцам, я даже табличку сделала.

— Хорошо. Я помогу Вам, хотя это будет не так просто. Будем надеяться, что это поможет прогрессу науки будущего. И вот ещё что: я рассчитываю, что Вы будете посвящать меня в результаты Ваших исследований.

— Конечно, я согласна.

— Желаю успехов!

Через неделю Галя забрала у Суботина первые образцы слюны. Она давно дожидалась их и сразу начала анализ посредством газоразрядной фотографии. Первые шесть образцов дали картину весьма схожую с тем материалом, который она обычно получала от своих испытуемых. В них, конечно, были свои индивидуальные особенности, но они попадали в разработанную ею систему классификации и по структуре излучений и по уровню энергетики. Седьмой образец весьма озадачил Галю. Свечение этого образца слюны давало крайне неравномерную картину как если бы в слюне оказались диэлектрические вкрапления. Но самое главное даже не в этом: слюна седьмого образца светилась слабым диффузным свечением, совсем не похожим ни на один класс, изображений, которые условно выделила Галя при обработке всех предыдущих снимков. Галя заметила это ещё при проявке даже без сканирования. После промывки отпечатков, Галя взяла предметное стёклышко с каплей слюны из седьмого контейнера и вышла на свет в надежде, что разглядит в слюне какие-нибудь вкрапления, которые она не заметила когда переносила слюну на предметное стекло. Но все смотрения под лупой ничего не дали. Тогда Галя повторила обработку, взяв из седьмого контейнера новую каплю слюны. Повторив газоразрядное фотографирование и фотообработку, она убедилась в том, что никакой ошибки нет – этот образец действительно не похож на всё, что было раньше. У неё даже закралась мысль, а не ошибся ли Суботин, налив в контейнер какое-нибудь химическое вещество вместо слюны.

Как истинный исследователь Галя пробовала раньше снимать помимо слюны простую воду, водные растворы солей различных веществ, различные жидкие химические вещества (концентрированные кислоты, щёлочи, основания) и даже органические жидкие препараты. Короче повидала она всякого, и удивить её было трудно. Если сравнивать с тем, что она видела раньше, свечение седьмого образца несколько походило на газоразрядную фотографию капли нашатырного спирта, но последний обладал несравненно большей энергетикой, чем эта слюна.

Тогда Галя обратилась к комментариям. Там рукою доктора Суботина было записано: «Образец 7 — П.Г. крайняя степень раздражения» и далее дата и время.

«Надо будет узнать у доктора Суботина про этого П.Г.» — подумала Галя. В седьмом контейнере оставалось ещё некоторое количество слюны, и Галя решила попробовать исследовать её другими методами. Сначала она пошла к своей знакомой Валерии Кораблёвой. Лера обладала повышенной чувствительностью и нередко занималась психометрией. Она никогда не делала это за плату и вообще об этих её способностях знали только самые близкие её знакомые. Она могла весьма точно описать хозяина какой-нибудь вещи, если эта вещь долго пребывала с человеком. Лера поставила контейнер на уровень лба, открыла его и сосредоточилась. Через пару минут она сказала Гале: «Я вижу неприятного мужчину лет сорока. Он плохой, замышляет нехорошее и скрывает какие-то жуткие секреты. Не хотелось бы наговаривать на человека, но он…» Лера замялась, и словно передумав говорить что-то, продолжала: «В общем он нехороший человек, и я бы не хотела больше касаться его ауры. К тому же мне кажется весьма неприятным запах, который я чувствую от этой баночки. Даже голова заболела».

Галя решила попытаться узнать ещё что-нибудь о седьмом образце. У неё оставалась ещё одна возможность – Сергей Сергеевич. Он работал в химической лаборатории, в которой было всё необходимое для выполнения химических анализов и даже спектрометрии. Галя созвонилась с ним и намеревалась привезти образец ему для исследования. Однако произошло непредвиденное. Когда Галя переходила дорогу на светофоре на совершенно ровном месте, она как-то неловко подвернула ногу в голеностопе и упала прямо на проезжую часть. Её сумочка тоже упала на дорогу, и содержимое её рассыпалось. Галя хотела сразу встать, но сильная боль в ноге не позволила ей сделать это. Вероятно, она сломала ногу или порвала связку. Гале пришлось отползать к краю дороги. Какая-то женщина подала ей сумку, при этом часть её содержимого так и осталась лежать на проезжей части, попав под колёса машин. Галю доставили в травмопунк, где сделали снимок ноги и наложили гипс. Когда она делала инвентаризацию содержимого сумочки, то обнаружила пропажу некоторых мелочей, в том числе образца слюны №7.

 

Глава 5. П.Г.

Травма ноги заставила Галю на время приостановить её исследования до времени, когда она смогла ходить без костылей. После окончательного выздоровления она приехала в клинику к доктору Суботину, захватив с собой свои фотографии образцов слюны. Она рассказала ему о результатах их совместного эксперимента и показала фотографии.

— Доктор, кто же скрывается за инициалами П.Г.? – спросила Галя.

— Поймите, Галя, это профессиональная тайна. Я не могу выдавать Вам имена, фамилии, адреса своих пациентов. Но я мог бы, пожалуй, сообщить Вам, что этот пациент попал к нам после двойной медико-психиатрической экспертизы. Следственные органы инкриминировали ему тогда убийство человека, и он должен был получить большой тюремный срок, но после медицинского освидетельствования он был принудительно направлен в нашу клинику на лечение.

— Я понимаю Вас и не могу просить больше, чем Вы в праве сказать мне. Мой интерес к этому человеку исключительно научный. Я была бы признательна Вам за второй образец его слюны, поскольку хочу продолжить свои исследования.

— Не могу ничего обещать, но из уважения к Вашему бескорыстному служению науке, которое сегодня является такой редкостью, я постараюсь получить ещё один образец его слюны.

Немного подумав, доктор сказал: «Я, пожалуй, мог бы показать его Вам издали, через полчаса его поведут на лечебные процедуры». Галя сразу согласилась. Они вышли из кабинета и прошли в другой корпус клиники. Здесь из окна второго этажа открывался вид на внутренний двор лечебного заведения. Они остановились у окна и стали ждать. Доктор рассказывал что-то про условия содержания пациентов, когда дверь противоположного корпуса открылась и из неё вышли двое — санитар и человек, одетый в серое. Галя сразу поняла, что это и есть П.Г. От окна, где стояли Суботин и Галя, до двери здания напротив расстояние по прямой было не меньше ста двадцати метров. В их корпусе на всех окнах были шторы, и, по мнению Гали, с земли едва ли можно было их рассмотреть, если точно не знать, что они стоят именно у этого окна. Тем не менее, человек в сером, словно почувствовав, что за ним наблюдают, сразу посмотрел на окно, где стояли Галя с Суботиным. При этом на его угрюмом жёстком лице возникла то ли улыбка, то ли усмешка. Галю словно пронзил этот пристальный тяжёлый взгляд с прищуром. Конечно, она не могла видеть его глаз с такого расстояния, как и он не мог видеть деталей её лица, но всё же она непроизвольно отступила от окна на шаг. «Лучше бы я его не видела» — подумала Галя.

Через неделю Галя получила контейнер с образцом слюны П.Г.. В комментариях доктора Суботина к этому образцу было написано: «Получено в состоянии крайнего раздражения пациента. Когда он давал слюну, то произнёс: «Так я буду ближе». Для здорового человека эти слова звучат несколько странно, но для наших пациентов такие странности  – в порядке вещей».

Галя незамедлительно сделала кирлианографический снимок полученного образца и отсканировала его. Микроскопическая структура излучений почти точно повторила первую фотографию, сделанную с образца №7. Она повторно договорилась с Сергеем Сергеевичем о химическом анализе слюны на завтра.

День выдался какой-то суматошный, и к вечеру Галя порядочно устала. В её спальне на письменном столе стоял микроскоп, рядом с ним компьютер и образцы слюны. Но у неё не было уже больше сил погружаться в анализ, и потому Галя решила поскорее лечь спать.

Ночью ей снится сон будто она проснулась и лежит на своей кровати без движения. Ещё не рассвело, но все предметы в комнате хорошо видны. С её письменного стола стекает какая-то чёрная пена, стекает на пол, а прямо под столом словно бы кто-то лежит. И тот, кто лежит под столом медленно наполняется силой. Галя не может рассмотреть со своего места кто же там лежит, не может посмотреть в ту сторону, не может даже пошевелиться. Ей страшно потому, что она чувствует: лежащий под столом – это тот самый человек в сером инициалы которого П.Г.. Он начинает шевелиться, поскольку уже набрал достаточно сил. Галя не видит ни его лица, ни его самого, но чувствует, что он тянет к ней свои руки. Эти руки несоизмеримо длинные и гибкие протянулись прямо из под стола к её горлу. Дышать стало тяжело. Галя проснулась… Впечатления от сна были крайне неприятные.

 

Глава 6. Империл

На следующий день Галя отнесла образец в химическую лабораторию к Сергею Сергеевичу. Через некоторое время он пригласил её, чтобы рассказать о результатах химического анализа.

— В переданном образце, — начал Сергей Сергеевич свой рассказ, — я нашёл помимо прочего обычного следы трёх специфических химических веществ: сульфида аммония, аммиака и сероводорода. Вы можете спросить: «Почему я обратил на них внимание?» Отвечу: потому, что эти три вещества являются ядами и их присутствие в таком количестве в организме человека не является нормальным.

Мне пришлось покопаться в литературе, и вот что удалось найти. Г.В. Карепов в своей книге «ЛФК и физиотерапия»[4] пишет: «В тоже время известно, что интенсивное истощающее возбуждение ведет к отложению аммиака в нервной ткани, изменяет обмен белков в сторону катаболизма, вызывает структурные перестройки белковых молекул, снижает уровень гликогена и АТФ в мозговых структурах».

Таким образом, учёным известен процесс отложения аммиака[5] в нервных тканях при некоторых психических и физиологических состояниях. Но в норме весь аммиак, образующийся в клетках при разложении белков, превращается в мочевину[6] и выводится из организма с мочой.

Сероводород[7], или как его ещё называют “тухлый газ”, во всех органах животных и человека образуется в большинстве своем из аминокислоты цистеина при помощи фермента цистатионин-гаммалиазы. Однако он при нормальных условиях не накапливается в организме, поскольку длительность его циркуляции в крови весьма невелика. Газ очень быстро окисляется в печени и выводится из организма – 99% сероводорода удаляется из организма в течение первых 3-5 минут после его образования. Это вещество находится в кишечнике человека в количествах, которые считаются нормой. При обильном употреблении белковой пищи, либо при возникновении в кишечнике процессов гниения, его концентрация в организме также поднимается. В этом случае, как и при высокой концентрации газа в воздухе, или при нарушении обмена веществ в организме, он может демонстрировать повышенную концентрацию в крови и обнаруживаться в слюне.

Как же образуется в человеке сульфид аммония[8]? Если в тканях человека присутствуют в некоторых количествах водный раствор аммиака и сероводород, то начинается реакция образования сульфида аммиака:

NH4OH + H2S = NH4HS + H2O

NH4HS + NH4OH = (NH4)2S + H2O

Как только это вещество образовалось, немедленно начинается его отложение в тканях организма. Присоединяя свободную серу (которой достаточно в крови), сульфид аммиака превращается в полисульфид аммиака:

S + (NH4)2Sn = (NH4)2Sn+1   

Сульфид аммиака и полисульфиды, конечно, гораздо менее токсичны, чем два другие его компаньона (аммиак и сероводород), но вот на что я хочу обратить Ваше внимание, Галя. Сульфид аммиака, по моему мнению, и является тем веществом, которое имеет другое название – «империл». Послушайте что написано об этом веществе…

Сергей Сергеевич взял со стола тетрадь, в которой было вставлено несколько закладок.

«Люди не представляют себе, что они являются мощной лабораторией, которая каждою мыслью, каждым действием своим порождает губительные или спасительные составы не только для себя, но и для всего окружающего. Раздраженный человек является как бы начиненным самыми разрушительными газами, в этом нет преувеличения… Именно раздражение порождает империл… Империл – определение, даваемое этому яду Великими Учителями, но на восточных языках яд этот, конечно, именуется иначе. Ведь священный сензарский язык состоит из лучших определительных, заимствованных из всех существовавших языков. Так, империл имеет определенный латинский корень… Множество необходимых опытов должно проделать человечество. Нужно не только установить империл, как бедствие уходящей расы, но нужно также изучить заразу империла. Можно будет признать, что империл действует на тонкое тело. Империл входит в диссонанс с пространственным огнем. Люди, уходящие от Земли с запасом империла, развивают для себя мучительное бытие… Не допускайте черного огня раздражения, пожирающего весь драгоценный фосфор нервного вещества, иначе говоря, психическую энергию. Если для того, что бы вывести из нашего организма яд империла, порожденного лишь одною только вспышкою раздражения, требуется иногда трехмесячное пребывание в чистой пране при условии полного спокойствия и благостного настроения, то сколько же месяцев потребуется для накопления утраченного запаса фосфора? Какое же чувствознание может проявляться при отсутствии запаса психической энергии? Во всех Учениях первым условием продвижения на пути было одоление раздражения и гнева, ибо при наличии этих свойств невозможны никакие духовные накопления».

Если вдуматься в то, что я сейчас прочитал, то можно понять, что в тех концентрациях, которые обнаружены мною в образце слюны, опасность представляют не сколько химические вещества перечисленных ядов как таковые, сколько их психическая компонента. Вот только в настоящее время не придумано пока способов исследования этого невидимого психического влияния».

Галя поблагодарила Сергея Сергеевича за помощь. Она сказала: «Лера Кораблёва, моя подруга, также тестировала образец этой слюны. Тестировала психически».

— И как результаты?

— Она сказала, что чувствует негативные тонкие влияния. Кроме того от слюны она чувствует дурной запах. Ей даже плохо стало.

— По поводу запаха я хотел бы сделать одно важное замечание, — ответил Сергей Сергеевич. — Можно утверждать, что не только каждый человек имеет свой особый запах, но каждое его переживание, эмоция, чувство и даже мысль. Да, да, мысли имеют каждая свой аромат или зловоние, равно как и все чувствования человека. Благоухают чистые люди и смердят погрязшие в пороках. Деление людей на нечистых и чистых имеет под собою основание. Особенно резко оно определяется по запахам. Утонченное обоняние может чувствовать приближение добра или зла на большом расстоянии. Абсолютное чувство обоняния помогает его обладателю безошибочно разбираться в природе приближающихся к нему людей. Энергии добра или зла, света или тьмы обладают своими ароматами. Добро благоухает, зловоние разложения ужасно. Разлагающееся сознание даже в теле земном заражает свое тело зловонием. Обжорство, пьянство, курение — все имеет свои специфические запахи. Аромат или зловоние человека — это его неотъемлемый паспорт, который остается при нем и после того, как паспорт земной становится совершенно не нужен. Конечно, каждое заболевание сопровождается своим запахом. Даже все виды материи имеют свой аромат. Знаете, как пахнет медь или железо. Но это грубые проявления. Ароматический аспект проявленного мира обнимает собою все, существующее в нем. Область эта очень обширна, столь же обширна, как и мир красок, звуков или мир форм».

Галя уходила от Сергея Сергеевича сильно озадаченная.

 

Глава 7. Психическая компонента

После встречи с Сергеем Сергеевичем у Гали возникло много вопросов и мыслей. На следующий день Галя наведалась к Лере Кораблёвой.

— Лера, помнишь, я приносила тебе образец слюны на экспертизу?

— Конечно, помню, я после этого приболела даже.

— Не могла бы ты рассказать подробнее: что ты тогда почувствовала?

— Понимаешь, Галя, я видела образ человека. Этот человек не просто злой, он источает какую-то заразу вроде чумы. Я не врач и не разбираюсь в симптомах болезней, поэтому я не могу определить какой болезнью он болен, но знаю точно, что эта зараза разрушительно действует на энергетические тела других людей. От неё вред большой. По-моему, таких людей нужно изолировать.

— Он и так находится в изоляции. Но я не из-за этого к тебе пришла. У меня есть одна просьба.

— Какая?

— Не могла бы ты ещё раз помочь мне?

— Опять тестировать слюну?

— Нет, на этот раз химические вещества.

— Ладно, сделаю для тебя, приноси.

На том они и порешили. Потом Галя позвонила Сергею Сергеевичу и спросила: может ли он приготовить химическим путём сульфид аммония? Тот ответил, что может приготовить его водный раствор и пообещал сделать это для Гали ближайшее время. Галя хотела для исключения субъективного фактора предъявить Лере на испытания три контейнера: в первых двух будет простая вода, в третьем – водный раствор сульфида аммиака. Так она и сделала…

Тестируя содержимое первых двух контейнеров, Лера дала нейтральные характеристики качества их психического содержания. Когда она только взяла в руку третий контейнер, лицо её сразу изменилось: на нём возникла гримаса сильного отвращения. Лера сделала над собой усилие, поставила контейнер на стол, сосредоточилась, но пребывала в этом состоянии не более десяти секунд. Потом она попросила Галю закрыть контейнер, распахнула окно, помыла с мылом руки и спросила:

— Галя, что в этом пузырьке?!

— А что ты почувствовала?

— Я бы сказала, что это сама смерть. Это вещество, по-моему, вытягивает жизнь из всего окружающего. Я бы назвала его психическим ядом. Его эманации очень похожи на ту слюну, что ты приносила, но ещё более насыщенные. Когда я открыла пузырёк, нет, только поднесла к нему руку, я почувствовала от него мертвенный холод, жуткую тоску в сердце и нервную слабость. Его нужно немедленно унести из моего дома! – Лера казалась очень возбуждённой…

Она не успокоилась, пока Галя не вынесла контейнер во двор. Галя поставила пузырёк с сульфидом аммония  за ножку скамейки, чтобы он не был заметен, и вернулась. Когда Галя вошла в квартиру Леры, разговор возобновился.

— Галя, ты извини меня, за мою настойчивость, я не знаю что со мной произошло, это вещество во всём виновато!

— Сергей Сергеевич называл его «империл». С химической точки зрения это сульфид аммиака, но он тоже говорил мне именно о негативном психическом содержании. Я потому и обратилась к тебе по-дружески, что мне больше никто не мог бы помочь.

— Ты считаешь это «по-дружески»? Вот ты выискиваешь всякую гадость и сразу тащишь её ко мне на тестирование, а я потом неделю болею после этих тестов!

— Лера, дорогая, пойми ты, тут всё гораздо серьёзнее. Простые люди, не обладающие твоими способностями, знать не знают, что рядом с ними есть такая напасть. А ведь это вещество производят, наверное, в промышленных масштабах, в каких-нибудь химических лабораториях, а главное оно вырабатывается в организмах некоторых людей. Надо же предупредить всех людей об опасности! Кто же, если не мы с тобой это сделает?

— Знаешь, Галя, может ты и права, но я точно не гожусь на роль рупора гражданской обороны. Да и ты как будешь доказывать им свою правоту? Скажешь: «А мне одна Лера сказала?» — Это смешно!

— Я ещё не знаю как, но нам нужно предупредить людей и найти способ нейтрализации этого психического яда!

— Ладно, делай как хочешь. Только, пожалуйста, не ссылайся на меня. Я не хочу лишнего внимания и глупых вопросов…

После разговора с Лерой, Галя спустилась во двор, нашла свой злосчастный контейнер с раствором сульфида аммиака и подумала: «Что же мне с ним теперь делать? Выбросить на помойку его нельзя, ведь кто знает — где он потом окажется. А если, не дай Бог, прольётся? Сколько вреда он тогда нанесёт людям, животным и окружающей среде? Надо позвонить Сергею Сергеевичу!»

 

Глава 8. Аэроперил

Галя позвонила Сергею Сергеевичу. Тот пригласил её к себе в лабораторию и просил захватить с собой контейнер. Когда, приехав Галя рассказала, что произошло у её подруги Кораблёвой, Сергей Сергеевич взял контейнер и сказал: «Этот империл мы сейчас нейтрализуем соляной кислотой!» Он достал с полки реторту с раствором соляной кислоты, отлил из него немного в пробирку и влил в неё содержание контейнера. Сразу пошла реакция с образованием газа. Сергей Сергеевич улыбнулся:

— Всё, с этим империлом покончено!

— Здорово! Физическое вещество Вы нейтрализовали, а как же его психическая составляющая?

— Полагаю, что психическая составляющая тесно связана со своим физическим носителем, то есть раствором сульфида аммония. Ликвидировав раствор, мы уничтожили и его психическое содержание. Это было не трудно сделать. Гораздо труднее удалить тот империл, который образуется в организмах людей, являющихся его производителями. Его нельзя вытравить внешними окроплениями, когда он образуется внутри самих организмов! А ведь носители империла дышат, распространяя эту смертоносную заразу вокруг себя, отравляя ею всё своё окружение.

— Таких людей нужно срочно выявлять и изолировать их от здоровых людей, как это делают сейчас с инфекционными больными!

— Прежде нужно доказать научными способами, что они представляют опасность. А это весьма не простая задача.

— Мы попробуем доказать это научно!

— Но у этой проблемы есть ещё один аспект.

— Какой?

— В воздухе могут образовываться и образуются при активном участии человека вещества с очень похожими свойствами – полисульфиды аммония. Смотрите что получается. Среди выбросов промышленных предприятий часто оказывается диоксид серы SO2, который под воздействием солнечных лучей окисляется в воздухе до серного ангидрида SO3. Последующее взаимодействие ангидрида SO3 с водой приводит к образованию серной кислоты Н2SO4. Раствор этой кислоты, попадающий на землю с каплями воды, составляет как раз те самые “кислотные дожди”, которые еще недавно широко обсуждались в прессе, наряду с проблематикой атмосферного озона. Далее, взаимодействие серной кислоты с аммиаком NH3 (он содержится в выбросах многих промышленных предприятий) может приводить к образованию гидросульфата (NH4)(НSO4) или сульфата (NH4)2SO4 аммония. Последние легко преобразуются в полисульфиды аммиака (NH4)2Sn при взаимодействии с сероводородом. Капельная взвесь этого газа, который в Живой Этике называется «аэроперил» или «коричневый газ», состоит из смеси полисульфидов аммония, и обладает всеми свойствами империла. Этот газ – настоящее исчадие ада, ибо разрушает все формы жизни, пребывающие на Земле. Через него может проникать любая зараза, мерзкие сущности тонкого мира. Этот газ знающие называют «убийцей всего живого на нашем земном плане».

Людям следует очень озаботиться обеззараживанием пространства. Как химик я мог бы посоветовать раствор соляной кислоты. Вот реакции нейтрализации этих ядов:

(NH4)2S + 2HCl = 2NH4Cl + H2

(NH4)2(S)n + 2HCl (разбавленная) = 2NH4Cl + H2S↑ + (n – 1)S↓

NH4HS + HCl (разбавленная) = NH4Cl + H2S↑

Удалить аммиак из воздуха можно тем же простым путем:

NH3 + HCl = NH4Cl

— Что же делают люди с природой и своим единственным домом – планетой Земля! Неужели для того был дан человеку разум, чтобы он вместо созидания и гармонии творил разрушение и смерть?!

— Что же тут поделать? Нам с Вами, Галя, выпало жить в такое мрачное и трудное время, когда человечество самоотравляется духовно и физически и отравляет всё вокруг себя. Но нам нужно верить, очень верить, что светлое время уже близко. Мы очистим нашу планету, но прежде мы должны очиститься сами… Если же человеческий дух не проснётся, тогда он может стать отравителем и взрывателем планеты…

 

Глава 9. Неожиданная встреча

Вечером позвонил доктор Суботин и сказал:

— Здравствуйте, Галя! У меня для Вас новость. Пантелеймон Глухов сбежал!

— Какой Пантелеймон Глухов?

— Помните, я показывал Вам его? Ну, слюну его Вам два раза давал на анализ. Вспомнили?

Галя сразу представила в своём воображении ту странную фигуру в сером одеянии в больничном дворе. Так это и есть тот самый П.Г. – Пантелеймон Глухов!

— Как же он сбежал?

— Да я сам не понимаю как это произошло. Мистика какая-то! Он загипнотизировал санитара… Оказывается он всё заранее спланировал, тщательно подготовился. В общем когда мы спохватились, его уже след простыл. На моём веку такого не было ещё.

— Его срочно нужно найти, он очень опасен!

— Его уже разыскивает полиция…

После разговора с доктором Суботиным Галя позвонила Сергею Сергеевичу и рассказала ему про побег Глухова. Всех деталей она, конечно, не знала, но в разговоре они оба отметили, что этот Глухов мог имитировать психическое расстройство, чтобы избежать тюрьмы, а на самом деле он мог быть умственно вполне дееспособным, раз сумел организовать такой дерзкий и продуманный побег.

Эту ночь Галя спала плохо, часто просыпалась. Утром она собралась на работу не в лучшей форме. Она старалась не думать о П.Г. и сосредоточилась на том, каким образом можно будет доказывать опасность империла. Придумывала какие-то опыты с растениями. С этими мыслями она вышла из дома и направилась на остановку автобуса по привычной для неё дороге.

Когда автобус набрал скорость, Галя случайно оказалась возле окна. Внезапно, подъезжая к очередной остановке, она заметила на противоположной стороне улицы странную фигуру человека в старом плаще, который показался ей очень знакомым. Сердце тревожно заколотилось, неужели это Пантелеймон Глухов? Что же делать?

Автобус остановился, Галя выскочила в открывшиеся двери, хотя до места её работы ещё надо было ехать три остановки. Она быстро достала из сумочки телефон и набрала номер Сергея Сергеевича.

— Здравствуйте, Сергей Сергеевич! Я его нашла!

— Кого?

— Пантелеймона Глухова!

— Где Вы сейчас, Галя? Прошу Вас не предпринимайте сама никаких действий, это опасно!

— Я на улице Бахарева… Да я только прослежу куда он идет… Перезвоню… Все, до связи.

Галя оборвала разговор, поскольку П.Г. перешёл улицу, и его срочно нужно было догонять, чтобы не потерять из виду. Галя торопилась. На пешеходном переходе она замешкалась, а П.Г. тем временем свернул в переулок. Галя сбилась с дыхания. Она почти бежала. В мыслях повторяла про себя: «Только бы не ушёл, только бы не ушёл!» Забежав в переулок, в котором исчезла фигура П.Г., она с досадой обнаружила, что его уже там не было. Куда он мог уйти? Прикинув расстояние до конца переулка, Галя поняла, что он не смог бы успеть пройти это расстояние, пока она бежала. Значит, он вошёл в какой-то дом. По обе стороны вдоль переулка располагались двухэтажные деревянные бараки постройки ещё 40-х годов прошлого века, обнесённые невысоким забором.

Переулок был пуст, и спросить-то было не у кого. Галя быстро пошла вперёд, на ходу осматривая проходы к домам. У четвёртого дома она практически нарвалась на П.Г., который ждал её, притаившись за домом. Он сразу крепко взял её за локоть одной рукой: «Не дёргайся, а то…» Галя заметила во второй руке у П.Г. нож. Он толкнул её впереди себя, а сзади приставил к пояснице нож, да так, что острие ножа прокололо ей кожу. Галя не успела ничего сообразить, даже испугаться как следует не успела. Они оказались в подъезде дома. П.Г. открыл квартиру на первом этаже и втолкнул Галю в тёмный коридор. Тут у Гали в сумочке зазвонил телефон. П.Г. захлопнул дверь, вырвал у девушки сумку, достал из неё телефон, бросил его на пол и раздавил ногой. «Тебя ни для кого нет!» — сказал он глухим голосом.

 

Глава 10. Сергей Сергеевич

Когда Сергею Сергеевичу позвонила Галя, он как раз собирался на работу. Её эмоциональное возбуждение передалось и ему, заставило собраться, мобилизоваться для немедленных действий. От его дома до улицы Бахарева было довольно далеко, бегом не добежишь. «Галя в опасности, ей срочно нужна его помощь» — думал Сергей Сергеевич. Одеваясь, на ходу, он позвонил диспетчеру и заказал такси до Бахарева. Пока такси добиралось до дома, он позвонил на работу и предупредил, что задержится. Наконец, выходя на улицу, он решил позвонить Гале и узнать где она сейчас и предупредить, что он уже едет к ней. Галя не отвечала…

После третьей безуспешной попытки дозвониться до Гали Сергей Сергеевич сел в такси и полетел на Бахарева. Они катались по улице и всем примыкающим переулкам, он непрерывно набирал её номер. Стало ясно, что с Галей случилось что-то серьёзное. Его сознание работало как компьютер, перебирая возможные варианты действий. Ясно, что времени у него немного, и каждая минута, нет, каждая секунда на счету и могут стоить ей жизни… «Эх, Галя, Галя, как же ты так неосторожно, девочка!» — думал он. Если сейчас позвонить в полицию, придётся ехать в отделение, давать показания, всё объяснять. Пока они наведут справки, найдут её родственников, поймут что нужно делать… А что они вообще могут сделать в такой ситуации? – Вот то-то и оно! Он позвонил доктору Суботину и спросил что известно о расследовании побега Пантелеймона Глухова, спросил также какой адрес его бывшего проживания, что известно о его родственниках и где они живут. Ни одна ниточка так и не протянулась к району улицы Бахарева…

Вдруг его словно осенило. Он поехал на работу, нашёл в мусорном ведре контейнер из под слюны Пантелеймона Глухова, разыскал телефон подруги Гали – Валерии Кораблёвой. Набрал ей.

— Здравствуйте, Валерия!

— Здравствуйте.

— Я друг Гали Кузнецовой. Понимаете, Галя, вероятно, попала в беду, и ей срочно нужна Ваша помощь!

— Что случилось?

— Это связано с тем образцом слюны, который Вы тестировали, точнее с её хозяином. Он опасный человек…

— Да, да, я знаю!

— Короче Галя, видимо, оказалась в его руках… Если можете приезжайте прямо сейчас к магазину «Лакмин», что на улице Бахарева. Приедете?

— Да, ждите.

Сергей Сергеевич повторно набрал доктора Суботина.

— Игорь, это опять я. Понимаешь твоего пациента – Пантелеймона Глухова полчаса назад видела Галя Кузнецова…

— Как так? Где видела?

— На улице Бахарева. Потом она пропала, на звонки не отвечает. Я чувствую, что они оба где-то здесь, недалеко. Сможешь сейчас подъехать?

— Сергей, нужно срочно обратиться в полицию!

— Игорь, нам нельзя медлить, у нас может быть остаётся только один шанс. Бери такси, срочно приезжай сюда, всё объясню на месте.

Через тридцать минут три человека встретились в условленном месте. Кратко описав всё случившееся, Сергей Сергеевич сказал, обращаясь к Лере: «Вся надежда на Вас, Валерия. Вот контейнер, в котором была слюна Пантелеймона Глухова. Постарайтесь определить где он сейчас находится. Не знаю как Вам объяснить, друзья, но я чувствую, что они с Галей должны быть где-то рядом».

«Я попробую» — сказала Лера. Она собралась, попросила завязать ей на глаза повязку, взяла контейнер, поднесла его ко лбу и сосредоточилась. Затем она стала медленно поворачиваться вокруг своей оси. Найдя направление, Лера сказала: «Нам туда». При этом она указала рукой направление движения. Сергей Сергеевич выбрал ориентир в том направлении, куда указала Лера, взял её под руку и все трое пошли к зданию, служившему ориентиром. Лера сказала, что ей желательно пока не снимать повязки и не выходить из состояния, чтобы не потерять контакт.

Они перешли дорогу. Дойдя до нужного здания, Лера снова сосредоточилась и вновь показала направление. Чтобы продолжать движение в указанном Лерой направлении, следопытам нужно было войти в переулок, что они и сделали. Сергей Сергеевич вёл Леру, поддерживая её за локоть. Видно было, что Лера вся сосредоточилась и практически потеряла связь с окружающим миром. Со стороны могло бы показаться, что двое мужчин ведут слепую девушку с завязанными глазами. К счастью в это время поблизости не было посторонних прохожих. Войдя в переулок, они прошли метров тридцать, когда Лера неожиданно остановилась и сказала: «Он здесь!» Она показала рукой на соседний дом. Дом был старым двухэтажным бараком с одним единственным подъездом. Войдя в подъезд, Лера сразу указала на дверь на первом этаже. Доктор Суботин снял повязку с глаз Леры. Она ещё некоторое время находилась в прострации. Сергей Сергеевич тихонько прильнул к двери, прислушиваясь. Дверь была обычной деревянной, выкрашенной коричневой краской, которая облупилась во многих местах. За дверью было тихо.

«Медлить нельзя, — сказал Сергей Сергеевич. – Всю ответственность я беру на себя. Игорь ты – направо, я налево». Он отступил на шаг и затем нанёс сильный резкий удар правой ногой в область замка. Удар был такой силы, что замок выбило вместе с частью косяка. Дверь распахнулась. Мужчины ворвались в дом. Квартира была маленькая однокомнатная. Вбежав в единственную комнату, они увидели в неярком свете потолочной лампочки без абажура (окна были плотно завешаны шторами) следующую сцену: посреди комнаты стоит стол, на столе без движения лежит Галя, на полу большой эмалированный таз, возле стола стоит со скальпелем человек с холодными злыми и бездушными глазами. Сергей Сергеевич сразу бросился на него, тот нанёс удар скальпелем. Однако удар не достиг цели, поскольку был умело блокирован рукой Сергея Сергеевича. Несколько секунд короткой схватки и Пантелеймон Глухов оказался на полу лицом вниз, а доктор Суботин крепко вязал ему руки за спиной своим поясным ремнём…

Галя очнулась и открыла глаза. Она лежала на кровати, рядом на стуле сидела Лера Кораблёва, и на одном колене стоял Сергей Сергеевич. «Ну, как ты, следопыт?» — спросил он, улыбаясь. — Будем дальше бороться со злом?»

«Кто же, если не мы?» — ответила Галя.

 

Автор: Алексей Светлов

В тексте и на превью  работы художника Joshua Mays

 

Дополнительная информация к рассказу поделена автором на несколько блоков и представляет из себя компиляцию из книг Учения Живой Этики. В конце цитат обозначены заглавными буквами названия книг и параграфов в них. Агни Йога (АИ); Иерархия (И); Сердце (С); Мир Огненный части 1, 2, 3 (МО1,2,3); Аум (А);Братство (Бр.); Надземное (Н), а так же из томов писем Е.И.Рерих с указанием номера тома (П письма и ОиИ оккультизм и йога).

Большую часть цитат занимают  выдержки из книг под общим названием  Грани Агни Йоги (ГАЙ.) с указанием номера тома и параграфа.

Блок 1 В выделениях желёз присутствуют материальные отложения Психической Энергии. Они энергонасыщены.

«Теперь обращают внимание на изучение секреций; может быть, этот путь наблюдений за выделением желез натолкнет на существование и других отложений. Ведь их секреции лишь недавно заслужили внимание, хотя древняя медицина давно указывала на значение выделений. Этот вопрос стыдливо обходился, хотя вся природа кричала о нем». (АИ, § 601)

«Слюна гнева и слюна помощи различны, но эти признаки примитивны. Каждое человеческое состояние производит особую химическую реакцию. Изучая это поистине космическое разнообразие микрокосма, можно прийти к решению физического и духовного мира… Среди этих противоположных реакций, сравнивая, можно нащупать продукты психической энергии… Связь выделений с изменениями ауры также обогатит опыт, при этом совершенно не нужны никакая вивисекция и прочее мучительство. Испытатель может посещать всевозможные места человеческих проявлений и собирать естественные, непринужденные выявления». (С, § 584)

«Все секреции человека слишком мало изучаются. Сколько они могут напомнить о психической энергии! Уже говорил о замечательном содержании слюны. Ведь она может дать такие же показания, как и снимки излучений. Стоит лишь разложить слюну человека в его разных состояниях, чтобы увидеть изменения ее. Также иногда будет замечено нечто неопределимое в ее составе. Нечто, свойственное психической энергии. Из частных случаев обозначится и вывод. Как полезно сотрудничество наблюдательного врача!» (МОЗ, § 442).

«Странно, что люди понимают мощные химические процессы, происходящие в их организме, и в то же время считают продукты этих процессов лишь отбросами. Можно видеть, насколько сильны кровь и слюна… Но нужно произвести наблюдения о причинах увеличения и уменьшения воздействия энергии этих продуктов. Ядовита слюна гнева и благодатна слюна благости». (И, § 240)

«Только подумайте, что ничем нельзя подделать ауру и содержание секреций. Такое простое соображение трудно усвоить человечеству». (С, § 585)

«Уже известно, что человеческая слюна бывает и целебна, и ядовита. Но при этом обстоятельстве забыто очень важное условие: оказывается, что ядовитость слюны не зависит от болезни. Также и целебность остается при некоторых заболеваниях. Значит, такие свойства не будут лишь физическими, но проявляют тонкие вещества, связанные с психическими силами. Трансмутация психической энергии в вещество уже материальное будет сама по себе уже утверждением тонких энергий. Следует наблюдать такие же проявления в животных и даже в растениях». (Бр, § 279)

«…Щедро наделены люди мощными веществами. Химическая лаборатория человека феноменальна. Поистине, можно сказать: нигде не может быть сосредоточено столько сил, как в организме человеческом. Не случайно существовала теория, что человек может от всех болезней лечиться своими выделениями. Также не забудем, что человеческий химизм является тончайшим, ибо находится под воздействием психической энергии, которая, в свою очередь, постоянно может обновляться в связи с пространственными токами. Силен яд человеческий, и целебна психическая энергия» (Н, 338).

Блок 2 Каждая эмоция и даже мысль производит изменения состава и энергетики секреций человека.

«Лаборатория человеческого тела очень мощна. Она легко нейтрализует очень сильные химические соединения и вырабатывает свои, действующие очень активно, и при желании — длительно. Усилием воли можно вызвать повышенные выделения желез, например, слюны. Слюна, слезы, пот и выделения внутренней и внешней секреции являются химическими соединениями, сильно действующими не столько благодаря своему химическому составу, сколько вследствие насыщенности их психической энергией. Можно вспомнить, как Христос исцелял больных, применив слюну, смешав ее с Землей. При болезнях выделения организма приобретают специфический состав, запах и окраску. Все эмоции, чувствования и переживания яро отражаются на секрециях организма, причем мысль играет первенствующую роль…

Когда лаборатория человека действует гармонично и положительные мысли и чувствования образуют положительные реакции, процессы, идущие в теле, имеют нормальный и оздоровительный характер. И наоборот, злоба, раздражение, страх, жестокость и все отрицательные чувства и мысли вырабатывают в организме яд, ядовитые химические соединения, которые отравляют организм. Унылый, жалующийся, недовольный, злой и так далее человек отравляет, прежде всего, сам себя и, в конце концов, порождает заболевание системы. Некоторые органы поражаются прежде других. Так, например, раздражение скорее всего действует на печень. При известной опытности и знании возможно определить, какие именно мысли, переживания и эмоции человека вызвали те или иные заболевания. Хотя бы ради собственного здоровья необходимо следить за собою, храня равновесие духа.

Говорят, что в здоровом теле — здоровый дух, упуская из виду, что заболевание или нездоровье духа сопровождаются заболеванием тела. Спокойное, гармоническое, радостное состояние духа тотчас же отражается на состоянии организма. Будучи лабораторией для мощных химических соединений, человек имеет в себе и лабораторию для всех ощущений, и в этой лаборатории волею можно вызвать любое ощущение, воздействующее в свою очередь и на тело. Так, создав бодрое, радостное, уверенно спокойное настроение, без всяких видимых поводов или причин со стороны внешних условий можно сильно повысить жизненный тонус всего организма. Но для этого заведование обеими лабораториями следует взять в свои руки: именно — осознать свою мощь, свои права и вступить во владение ими. Обычно люди безвольно плывут по течению, не вмешиваясь в жизнь тела и предоставляя заниматься этим нередко невежественным врачам, в то время как очень многое они могли бы исправить сами, тем более что официальная медицина отвергает и психическую энергию, и необычайную сложность строения человеческого микрокосма. Управлять им возможно, если владеть знанием.

Но современной наукой Сокровенное Знание отрицается. А болезни растут, и нет им числа, и против многих медицина бессильна. Между тем как профилактика духа, известного рода дисциплина над мыслями, чувствами и эмоциями, многое могла бы предотвратить. Давно уже Сказано людям: «Вы боги» — и дана человеку власть над всякой плотью, и, прежде всего, над плотью его собственного тела. Но кто же этому верит! А в результате высшее создание природы, царь природы, человек, является жалким рабом своего тела, вернее, его всевозможных болезней». (ГАЙ. 1967. § 243)

 

Joshua Mays

Блок 3 Исследования слюны (газоразрядные) покажут здоровье и психическое состояние человека.

«Слюна несет в себе печать состояния организма. Как по составу крови теперь, так и по составу слюны, ее излучениям, светимости и окраске будут в будущем определять не только здоровье или заболеваемость, но и психическое состояние человека. Полон тайн микрокосм человеческий и полон чудесных возможностей. Только тупое невежество не хочет ничего видеть и все отрицает». (ГАИ, 1966, § 16)

«Из секреций человеческого организма слюна обладает особым свойством насыщаться психической энергией человека. Она может быть целебной или ядовитой в зависимости от характера энергий. Каждое настроение, чувство или мысль способствует этому насыщению. Качества духа яро отражаются на ее составе. Высокочастотное фотографирование могло бы дать яркие доказательства различного состава слюны у разных людей и зависимости этого состава от внутреннего состояния человека. Обратите внимание, как действуют болезни на этот состав. Эта область в свое время составит обширный отдел научных исследований. Свойство секреций организма подлежит изучению». (ГАИ, 1966, § 406)

 

Блок 4 На качество химизмов и эманаций ПЭ может указывать запах.

«Каждое выделение секреций, каждое выдыхание посылают эманации психической энергии. Щедро каждый человек насыщает пространство; тем самым он обязан заботиться о лучшем качестве психической энергии. Если бы люди поняли, что каждое дыхание уже имеет значение для пространства, они проявили бы заботу очистить дыхание… Тупое невежество способствует отравлению атмосферы. Должно понять это в самом точном смысле. Чистое дыхание не достигается лекарствами. Психическая энергия есть основа очищения дыхания». (А. § 339)

Блок 5 Причины большинства болезней.

«…Истинно, врач должен уметь излечивать прежде всего духовные причины болезней, ибо все болезни гнездятся в тонком теле». (П1. с. 391)

«Причины болезней лежат в корне связи между физическим и астральным мирами. Тело отражает все следствия от происходящих утверждений во всех слоях и недрах Космоса. Казалось бы, понятно, какое неразрывное соотношение существует между макрокосмом и микрокосмом, но, кроме просвещенных сознаний, это понятие не принимается в соображение и не продвигает дальше научные исследования. Если бы знать, как давление атмосферы влияет на организм, то как же не устремиться к познанию этой связи, мощь которой насыщает каждую клеточку жизни своим Огнем. Связь между телами и взаимодействие токов должны быть исследованы, ибо невозможно точно определить состояние организма и его болезней, не установив огненного соответствия. Тонкое исследование духовного и физического состояния даст возможность найти флюиды разложения». (МОЗ, § 294)

Врач мог бы сказать больному: припадок корыстолюбия у вас, или анемия самомнительности, или камни предательства, или чесотка сплетен, или удар ненависти.

Лучшей профилактикой от всех болезней будет изменение качества сознания. Чистая мысль защитит нервную систему, а устремление к Иерархии Света укрепит нервное вещество.

«Поучительно составить книгу о наносимом вреде от дурных мыслей как для себя, так и для других. Эти мысли являются источником множества болезней. Раньше связывали с дурными мыслями только психические болезни, но пора разглядеть множество самых разнородных физических болезней, порожденных мыслями. Не только сердечные заболевания, но и большинство желудочных и накожных болезней являются последствием разрушительных мыслей. Также и заразные болезни могут передаваться не только предрасположением, но также через мышление. Это не будет только самовнушением, но можно видеть случаи, когда зараза распространялась одним человеком на многих. Можно видеть, как физические последствия идут совершенно сходно с духовными явлениями. При этом замечается, как непроизвольно некоторые организмы распространяют определенную заразу, не поддаваясь ей сами. Уже в древние времена знали таких носителей заразы, но после забыли о научном знании, перенесли все на так называемый «дурной глаз». (С. § 302)

Е.И.Рерих писала А.М.Асееву: «Вы могли бы обрести большие знания о функциях внутреннего человека — этого главного источника здоровья, но и главного фактора всяких заболеваний, допущенных излишествами и, прежде всего, падением нравственности. Новая медицина будет в основе иметь ознакомление именно с внутренним человеком, оявленным нам в функциях гланд и нервной системы. Нервная система — главнейшая область в организме человека, но современная медицина мало времени уделяет изучению ее, и самая мощная ступень к обнаруживанию скрытых болезней в человеке остается неиспользованной. Медицина будущего, именно, займется не лечением следствий, но изучением причин заболеваний. Лечение одних следствий приводит иногда даже к новым осложнениям в организме». (ОиИ1, с. 339 — 340)

«Значит, даже против чисто физических болезней нужно искать причину в качестве мышления. Так постепенно направляйте мысли окружающих на добро. Уже имеете пример, насколько причиняют боли проклятия и ругательства даже на дальних расстояниях». (С. § 303)

«Болезни обычные являют собою дисгармоничное состояние сознания и часто сопровождаются натиском со стороны сил темных… Во время болезни надо быть особенно зорким и настороже». (ГАЙ, 1969. § 139)

«Напряженные космические токи «вызывают раздражение слизистых оболочек. Такое заболевание нельзя считать частичным: желудочным, кишечным, горловым или носовым. Может получиться одно средоточие боли, но все слизистые оболочки будут воспалены. Эта болезнь может быть названа армагеддонной». (Н, § 282)

«…Воспаление слизистых оболочек становится бичом человечества. Отравленная атмосфера поражает ткани. Невозможно представить себе, как многообразны признаки этой болезни века… Воспаление оболочек связано с нервной системой и потому может вызывать рефлекторные боли. Потому так нужно всестороннее исследование всего организма. Нередко можно заметить, что зловредное поражение обозначается болью в противоположной части тела. Вообще слизистые оболочки являются посредниками в самых разнообразных функциях организма, и они первыми воспринимают насыщенность окружающей атмосферы… Пусть врачи, хотя бы отчасти, признают новую болезнь, которая обнаружилась повсюду». (Н. § 435)

 

Блок 6 Польза болезней

«Приведу слова Учения: «Правильно сказано, что дух может жить без тела, ибо искалеченное тело может заключать светлую душу, но тело не может, несмотря на все внешние совершенства, заключать дух, который не соответствует накоплениям прошлого». Также, в силу того, что в большинстве случаев дух человеческий так заглушен, можно рассматривать многие болезни как благо, ибо они сближают дух с Тонким Миром». (ОиИ2, с. 237 — 238)

«Учитель называет болезнь «посещением Господа». Задумались ли над тем, почему? Когда тело крепнет и сознание слишком погружается в плотный мир, болезнью вносится корректив. Физическая оболочка несколько ослабевает, узы Земли становятся менее крепкими, и жизнь духа усиливается и углубляется. При особенно долгих и тяжких заболеваниях дух настолько освобождается от цепей плоти, что радость, и легкость, и сознание силы особой наполняют его. Потому болезнь, правильно осознанная и принятая, будет освобождением сознания от оков материального мира. Сами замечали в прошлом не раз, что каждое заболевание приносило нечто такое полезное и нужное для духа, что становилось понятным, для чего это было нужно». (ГАЙ, 1967, § 370).

 

Блок 7 Правильное лечение болезней

«Обычное сознание легко подчиняется обычной болезни, безропотно и без противодействия поддается ей и, в лучшем случае, покорно принимает лекарство и выполняет предписания врача, но знающий прежде всего мобилизует все силы своего собственного организма и начинает сам бороться с болезнью, не давая ей возможности войти и развиваться. Даже психически не следует допускать болезнь внутрь. Конечно, лекарства помогают, особенно если их действие поддерживается психической энергией. Но далеко не все лекарства полезны. Облегчая одно, наносят ущерб другому. Многие расшатывают сердце. Универсальной панацеей все-таки будем считать Агни. Если йог может идти по раскаленным углям, не обжигая ступней, или сидеть на ветру и морозе в одной рубашке, то испепелить зародышей заразной болезни в себе или в других он может вполне». (ГАИ, 1969, § 59)

«Будучи лабораторией для мощных химических соединений, человек имеет в себе и лабораторию для всех ощущений, и в этой лаборатории волею можно вызвать любое ощущение, воздействующее в свою очередь и на тело. Так, создав бодрое, радостное, уверенно спокойное настроение, без всяких видимых поводов или причин со стороны внешних условий можно сильно повысить жизненный тонус всего организма. Но для этого заведование обеими лабораториями следует взять в свои руки: именно — осознать свою мощь, свои права и вступить во владение ими. Обычно люди безвольно плывут по течению, не вмешиваясь в жизнь тела и предоставляя заниматься этим нередко невежественным врачам, в то время как очень многое они могли бы исправить сами, тем более что официальная медицина отвергает и психическую энергию, и необычайную сложность строения человеческого микрокосма. Управлять им возможно, если владеть знанием. Но современной наукой Сокровенное Знание отрицается. А болезни растут, и нет им числа, и против многих медицина бессильна. Между тем как профилактика духа, известного рода дисциплина над мыслями, чувствами и эмоциями, многое могла бы предотвратить. Давно уже Сказано людям: «Вы боги» — и дана человеку власть над всякой плотью, и, прежде всего, над плотью его собственного тела. Но кто же этому верит! А в результате высшее создание природы, царь природы, человек, является жалким рабом своего тела, вернее, его всевозможных болезней». (ГАЙ. 1967. § 243)

«Неопытные врачи пытаются загнать болезнь внутрь, чтобы, хотя временно, избежать опасных признаков. Так устраиваются рассадники болезней. Но опытный врач постарается вызвать зачаток болезни наружу, чтобы искоренить ее своевременно. Тот же метод должен быть применяем и в житейских болезнях. Пусть лучше будет пережит кризис, нежели опасное разрушение овладеет всем организмом. Перелом можно пережить, и такое потрясение может вызвать к жизни новые силы. Но разложение и тление только заразят все окружающее». (Бр, § 172)

«Напрасно думают, что раздражение носа, гортани и легких происходит лишь от простуды. Такие напряжения также исходят от пространственных огней. Недаром раздражение гортани и носа может быть излечено внушением. Такая же причина лежит при многих случаях так называемой сенной лихорадки, которая нередко может излечиться внушением. Также многие виды накожных заболеваний лечатся тем же приемом. Часто именно кожные раздражения не происходят от внутренних причин, но от неуравновешенности огненных токов. Жаль, что врачи не наблюдают эту сторону заболеваний. Они лишь иногда признают нервные причины, но пробуют залить их бромом, между тем внушение могло бы дать лучшее следствие. Не забудем, что иногда для скорейшего закрытия ран тоже применяли внушение, чтобы возбудить сотрудничество всего организма» (М02, § 225).

 

Ссылки в тексте:

[1] Гормоны — это сигнальные химические вещества, оказывающие сложное и многогранное воздействие на организм в целом либо на определённые органы и системы-мишени. Гормоны служат регуляторами определённых процессов, происходящих в органах и системах.

[2] Нейромедиаторы (нейротрансмиттеры) — биологически активные вещества, являющихся химическим передатчиком импульсов между нервными клетками человеческого мозга. Дело в том, что нервные импульсы переходят от одной клетки к другой в нервных окончаниях, называемых «синапсами». Как выяснилось, большинство синапсов имеют отнюдь не электрический (как считалось ранее), а химический механизм действия.

[3] Серотонин вырабатывается в организме человека и без участия сознания. Для этого необходимы две вещи: поступление с пищей аминокислоты триптофана — так как именно она нужна для непосредственного синтеза серотонина в синапсах и поступление глюкозы с углеводной пищей. С этими фактами напрямую связаны такие явления как булимия и так называемый «синдром сладкоежки». Всё дело в том, что серотонин способен вызвать субъективное ощущение сытости. Когда в организм поступает пища, в том числе содержащая триптофан — увеличивается выработка серотонина, что повышает настроение. Мозг быстро улавливает связь между этими явлениями — и в случае депрессии (серотонинового голодания), незамедлительно «требует» дополнительного поступления пищи с триптофаном или глюкозой. Как ни странно, наиболее богаты триптофаном продукты, которые почти целиком состоит из углеводов,- такие, например, как хлеб, бананы, шоколад или чистые углеводы: столовый сахар или фруктоза. Солнце и крепкий сон также очень полезны для повышения естественного серотонина. Физические упражнения повышают уровень серотонина. Слушать музыку, плавать или ездить на велосипеде, всё это оказывает положительный эффект на генерацию серотонина в крови.

[4] Карепов Г. В. ЛФК и физиотерапия в системе реабилитации больных травматической болезнью спинного мозга: Монография./ Г. В. Карепов. [Электронный ресурс]. — Режим доступа:

http://sci-rus.com/rehabilitation/karepov/karepov_00.htm

[5] Справка. Аммиак. Формула: NH3. Бесцветный газ с резким запахом. Резкий запах аммиака известен человеку с доисторических времен, так как этот газ образуется в значительных количествах при гниении, разложении и сухой перегонке содержащих азот органических соединений, например мочевины или белков. Он непрерывно образуется при разложении животных и растительных белков. Растворимость его в воде больше, чем у всех других газов. Всем известный “нашатырный спирт” есть не что иное, как 10%-ый раствор аммиака. По физиологическому действию на организм относится к группе веществ удушающего и нейротропного действия, способных при ингаляционном поражении вызвать токсический отёк лёгких и тяжёлое поражение нервной системы. Аммиак истощает в мозге запасы глютамата, нейротрансмиттера возбуждения, участвующего в образовании глютамина. Предельно допустимая концентрация в воздухе составляет 20 мг/м3. Следовательно, если чувствуется запах аммиака, то находиться в помещении без средств защиты уже опасно.

[6] Справка. Мочевина. Формула: H2N—C=O—NH2. Мочевина – конечный продукт белкового обмена у большинства позвоночных животных и человека. Обнаружена в крови, мышцах, слюне, лимфе, молоке и др. жидкостях и тканях (содержание мочевины в крови человека в норме 18-38 мг/100 мл). Биосинтез мочевины из конечных продуктов распада белков – NH3 и CO2 – происходит в печени в результате ряда биохимических реакций – цикла мочевины, или орнитинового цикла (мочевина и орнитин образуются при ферментативном расщеплении аминокислоты аргинина). У животных, связывающих NH3 в мочевую кислоту, орнитиновый цикл утрачен. Мочевина участвует в регуляции водного режима животных: поддерживает гипертоничность тканей (акуловые рыбы) и обеспечивает их гидратацию (наземные животные). Мочевина выводится почками и потовыми железами (человек выделяет около 25-30 г мочевины в сутки). Содержание мочевины в моче зависит от количества и состава белков в пище, уровня распада белков (увеличивается при физической работе, повышении температуры тела, сахарном диабете). При нарушении функции почек и заболеваниях, связанных с усиленным распадом тканевых белков, содержание мочевины в крови возрастает.

[7] Справка. Сероводород (в народе «тухлый газ»). Формула: H2S. Сероводород тяжелее воздуха в 1.2 раза, благодаря чему имеет свойство накапливаться в приземном слое атмосферы. Сероводород растворим в воде. Имеет характерный запах «тухлых яиц», но даже в опасных для человека концентрациях по запаху не определяется. Сероводород – это сильный нервный яд, который только в 5 раз уступает по токсичности синильной кислоте. Если его концентрация в воздухе составляет больше 0,01%, то у человека проявляются явные симптомы отравления. А при концентрации 0,1% наступает смерть.

[8] Справка. Сульфид аммония. Формула: [NH4]2S. В свободном состоянии сульфид аммония не получен. Водный его раствор представляет собой бесцветную жидкость с запахом аммиака и сероводорода. Сульфид аммония в твердом виде существует только при температуре ниже —18 °С. Сульфид аммония является сильным окислителем. Даже при значительном охлаждении из раствора не выделяются кристаллы твердой соли. На воздухе раствор быстро желтеет в результате образования полисульфидов. Полисульфид аммония растворяет сульфиды всех элементов пятой группы, превращая их в растворимые тиосоли.

 

 

 




Поделитесь впечатлениями Вконтакте



Поделитесь впечатлениями в Facebook



Оставьте свой комментарий