С первого взгляда. Мост

Истории

С первого взгляда. Мост

Документальная повесть

Глава 3. Мост.

 «Пойдем со мной, бежим со мной, летим со мной, летим…»   Калинов мост

Нет возможности отмотать всю пленку назад.  Слишком много их,  судьбозначимых переплетений. Встреч, штрихов, стрелок, знаков, снов, намеков, переходов. Неминуемо всё шло ко дню под календарным обозначением  04.01.1992. А мамино письмо поставило над всём этим разнообразием уверенную точку.

Несколько месяцев ранее, Москва. Достаю из почтового ящика конверт. Обратный адрес:  Горный Алтай, Усть-Коксинский район, деревня Замульта. Мама! Сказать, что она оригинальная, увлекающаяся, это почти ничего не сказать. Мы дружим. Порой напряженно. Наши реальности на разных полюсах. Она может утверждать – это день, а я вижу ночь.  И это не спор, не конфликт. Просто мы смотрим на одно и то же из соседних солнечных систем. У нее в это время  день, а у меня ночь. Что тут такого-то?

Я любитель долгих дистанций, она мастер коротких забегов. Вчера Новый Афон, сегодня Алтай,  завтра может быть Киргизия, не удивлюсь. Скоро вернется с яркими  впечатлениями. От того и письмо читаю не особо внимательно, скольжу по строкам.  И уж тем более не придаю значения  деталям. Пропускаю всё мимо или почти всё.

 -А тебе куда? –выглядывает из окна водитель, закуривая папиросу. Небольшой прыткий автобус забирает пассажиров с прилетевшего только что самолета и отвозит в Усть-Коксу.

-Мне в Замульту – без единой запинки чеканю я, а сама думаю, хорошо, что название сразу запомнилось с маминого  конверта. Но,  похоже у меня на лице написано, что я тут впервые.

-После поворота тудой сворачивай, — показывает рукой куда-то вдаль, — глядишь, кто и подхватит. Не резон, тридцать километров пёхом-то топать. Нынче машин маловато,  праздники не закончились.

Шагаю по уходящей за горизонт узкой дороге. Она лентой блестит под солнцем. Машин и, правда, маловато, пару раз проскочили мимо,  полные под завязку. Зато вокруг великое множество солнечного света. Он дарит уверенность и спокойствие. Точно знаю, пока будет светить солнце смогу еще долго идти, а потом…  Не знаю ничего про потом.  Зачем про это сейчас думать. Будет, как будет. И есть, как есть.

Нечто невыразимое накрыло меня ясной прозрачностью. Мое детство прошло на Кавказе и в Крыму. Отец родом с гор Западной Грузии, земли золотого руна, люблю вспоминать об этом. Поросшие виноградниками склоны, запах овечьей шерсти, сливовые заросли за домом, вкус кукурузных лепешек. Странно и чуждо воспринимала я большой город, в котором родилась. Родилась волею случая, наверное.  Непонятно как можно жить без раскинутого во все стороны звездного неба, без шума рек и утренних петухов. Жить и не видеть, как солнце исчезает за бесконечно далекими вершинами и появляется утром вновь. И каждый раз по-разному, каждый раз.

Всегда откуда-то знала, что горы забирают и омывают всю душу. До самой глубины. И бережно возвращают ее на место обновленной и чистой.

Кажется, внутри включилась  замедленная съемка. Вижу близкие очертания хребтов и совершенно замолкаю. Мне больше не о чем с собою говорить. Горы звучат. Вверху небо, под ногами земля. Горная Земля! Чувствую себя новорожденной перед этой вечностью.

Останавливается трактор с открытым прицепом. Из кабины удивленно глядит пожилой алтаец. – Полезай в тележку, до Чендекского своротка подкину. Сразу понравилось слово «свороток». Ехать было весело. Ветер и мороз заставили вспомнить слова Светы из Ярового. Особенно когда ресницы покрывались льдинками и накрепко слипались. Но милосердное Солнце спасало, дарило уверенность, что до своротка точно дотяну!  Наконец нашлось применение бестолковому шарфу. Он был повязан на голову и лицо, оставляя лишь глаза,  как у того бедуина во время песчаной бури.

На  своротке мы машем друг другу рукой. Я везучая, снова добрая встреча. Из трактора доносится на прощание: — Километров семь — восемь и будет мост. После моста маленько останется. Ну, бывай! Последняя фраза создает особое настроение. Прислушиваюсь, как машет крыльями и ворчит вдалеке ворон.  Смотрю не отрываясь на переливы солнечного света на снегу.  Замерзаю, ускоряю шаг.

Дорога делается совсем пустынной. Редкие машины и те пропали. Потеряла счет времени. Почти перестала чувствовать тело. На ходу ведь нельзя заснуть, нет? Куда делись все яркие переживания. Они так бодрили, придавали тепла и сил. Только монотонный скрип моих шагов. Признаки жизни подает лишь одна задача – надо успеть затемно дойти до тепла.  Успеть. Затемно. Дойти. До тепла. Успеть. Дойти. Пока не стемнеет.  До тепла.

Господи, вот он, мост! Похоже на сказку. Вернее мост похож на мост, подвесной, стальной, мощный. На сказку похоже все что вокруг. Река и лёд, берега и горы.  Все, что сейчас залито прозрачным аметистом сумерек. Прохожу по гладкому  настилу моста. Ощущаю странную невесомость. Темнеет.

Слышу шелест чьих-то шагов. Еще не вижу, только звук. Оборачиваюсь. На широких лесных лыжах меня догоняет девушка. Из-под шапки похожей на будёновку выбиваются светлые пряди волос. Глаза очень яркие, почти бирюзовые и лицо с морозным румянцем выглядит театрально прекрасным. Глядя на нее, запросто можно решить – Герда из «Снежной королевы», а может и сама королева.

 — Ты кто, куда? — слёту спрашивает «королева»

- Я сегодня приехала.  Иду в Замульту

- Подожди, дай угадаю к кому ты приехала, — смотрит с полсекунды. – Поди, в Кирин дом направляешься?

-Да, в дом Киры Ивановой, — искренне радуюсь ее безошибочному попаданию в знакомое мне имя. Оно ведь было в мамином письме.

- Мне тоже в ту сторону. Сейчас свернем с дороги,  срежем немного по наледи, чтобы в темноте по деревне не шарахаться.

Ускоряю шаг,  спешу за «королевой» на лесных лыжах. Вроде привыкла к совпадениям. Но какие игры творятся на подмостках судьбы! До чего виртуозная точность, а какая фактура, глубина построения, мизансцены. На радостях расслабилась, отвлекаюсь. Трудно бежать по лыжне, проваливаюсь в снег, временами глубоко, но это неважно. Настоящая роскошь видеть впереди спину того, кто уверенно знает дорогу.  Нет, жизнь не театр, она гораздо круче.

И вот уже стоим перед крепким деревенским домом с четырехскатной крышей. Из трубы уютный дымок. Во дворе завидев нас грозно рычит лохматая собака. Моя спутница торопиться, обещает завтра заскочить поболтать. Стою у калитки в нерешительности. Добралась, неужели все-таки добралась? Это мгновение похоже на то, когда просыпаешься и еще помнишь сон. Но какая реальность реальнее пока не понятно.

Дальше все происходит в плавном, практически  застывшем темпе. Может от усталости, не знаю. Немного встревоженная женщина, на плечи накинута шаль цвета топленого молока, следом за ней рассудительный мальчик лет пяти, мы здороваемся, словно вчера попрощались. Потом появляется моя мама. На ее лице читаю, что я минутой ранее приземлилась на звездолете. И стряхиваю лунную пыль с серебристого скафандра.

Ну почему все так замедленно, происходит? Не успеваю ничего подумать, как уже оказываюсь посреди теплого дома. Потрескивают дрова, за столом пьют чай и кивают мне словно давней знакомой.  Я пытаюсь улыбнуться в ответ, но от мороза застыло лицо. Уже держу в руках горячую чашку. Пряный запах чайных трав. Сажусь на низкую лавочку возле печки и растворяюсь.  Одновременно тепло,  мирно,  безмятежно.  Так не бывает.

Продолжение следует…

Глава 1 здесь

Глава 2 здесь

zhanna-irodova1

Вид с Мультинского моста на Катунский хребет и Филаретову гору   Фото: Жанна Иродова

 

На превью фото Ярославы Домогацкой: Мультинский мост 

 

Всем добрых встреч,

Марианна Яцышина




Поделитесь впечатлениями Вконтакте



Поделитесь впечатлениями в Facebook

3 Комментарий


Оставьте свой комментарий