С первого взгляда. Начало

Истории

С первого взгляда. Начало

Документальная повесть

Глава 1. Начало

Say you never go away                          

Я захожу без билета в скорый поезд Москва — Барнаул. Не прошло даже недели  после прекращения существования СССР.  29 декабря 1991 года покидаю страну,  в которой родилась . Закончилась одна история, а другая еще не началась. И у страны, и у меня.  Так совпало.

Мой путь теперь уходит на восток. В  неизвестную пока даль. В тот момент еще не знаю, что эта самая даль будет теперь называться нежным и слегка приглушенным словом  — Родина. О которой мне так мало и так невыразительно рассказывали в школе. Она окажется совершенно иной. Не пафосной и не жалкой, не измученной и не суровой. И уж точно не тем громадным  зеленым пятном,  где повсюду мелькали обозначения полезных ископаемых, как на карте в кабинете географии.

Мне уже полгода как девятнадцать. По воздуху летает, как акробат под куполом,  туманная и зыбкая свобода. Растет ощущение, что надо уезжать, но зачем, куда, для чего невозможно объяснить никому.  Тем более самой себе. Все складывается, переплетается, возникает неумолимым образом. Из каких-то глубин возникает  — надо ехать на Алтай.  Какой Алтай, куда на Алтай, кто меня ждет на Алтае… Все вопросы испарились, не успев до меня долететь. Как и деньги на дорогу.

Иду по перрону Казанского вокзала.  Вдоль вагонов поезда Москва – Барнаул на который у меня все равно нет билета. Иду себе и иду. Поезд пыхтит и фыркает.  У меня в руках наспех собранная легкая сумка, даже не рюкзак, а просто тряпочная сумка.  Надену если что на плечи, благо у нее две ручки, плевать как это выглядит.

Набираюсь наглости, подхожу к проводницам:  — Возьмите пассажирку без билета! Серебряная цепочка вместо оплаты. Пойдет? В ответ недовольно отворачиваются, иду дальше.  Почти последний вагон, два молодых проводника соглашаются: -Да заходи.  Захожу. В их купе сразу вижу ящики с водкой и вином. Поезд с шипением дергается. Всё, бежать больше некуда.  — Меня зовут Маша,  в обиду себя не дам, учтите. Буду помогать по хозяйству, интим не предлагать.

Пока проходит осмотр,  прячусь на багажной полке за матрасами. Слышу шум, голоса и шаги под бряцание стаканов.   Мамочки…  Последний хлопок двери и в купе проводников полная тишина. Теперь только колеса скользят по рельсам. Мелькают зимние подмосковные перроны. Город, в котором  родилась, но так и не сумела ощутить родным, машет вслед своим бледным платком и даже немного всплакнул.  Впрочем, это уже показалось.

На следующий день много солнца радует и согревает. Я весь день не выпускаю швабру с тряпкой. Действует успокоительно, отгоняет тревоги. Да и не лишне отмыть истрепанный плацкарт. Проводники оказались веселые парни, закладывают не хило. Потом один спит беспробудно,  другой просыпается только на остановках.  Топят плохо, зато теперь чисто, я стараюсь.  Нашла себе свободную боковушку, можно отдохнуть. Правда, пол вагона дембелей и кто-то вычислил, что я не проводница.  Но пока вроде тихо.

Неумолимо приближается тридцать первое декабря. Начинается с того, что мои проводники совершенно перестают трезветь.  И чем громче их возгласы, тем более холодеет воздух в вагоне. Некоторые пассажиры надевают раньше времени унты и шапки. Я пытаюсь разыскать уголь чтобы подкинуть хотя бы в котел с водой,  которая никак не дотянет до кипятка.  Но  уголь не нахожу. Тоже что ли продают?

У купе проводников толпятся желающие не замерзнуть и отметить увольнение в запас. Вот и пригодились их ящики, которые я заприметила еще в Москве. Забурлило вовсю веселье под «дискотеку восьмидесятых».  Пора превращаться в невидимку. Проводницей быть опасно.  Эх… «say you never, never go away», привязался  припев.

Поток западносибирской железной дороги обновляется на каждой крупной остановке.  Полупустой холодный вагон с бледным освещением больше напоминает  конспиративную квартирку. Со своим нехитрым скарбом сажусь среди трезвых и возмущенных пассажиров. Но громко жаловаться никто не спешит.  Упаковали сумки и считают минуты до прибытия.

Крупный город. В вагон заходит несколько человек. С ними вместе пахнущий углем и жареными пирожками привокзальный воздух. Сероглазая крепкая барышня в добротном меховом пальто села напротив. Мы еще не успели отъехать от станции, как она взялась меня внимательно изучать.

- Слушай, тебя же по телевизору показывали на прошлый старый новый год, «Любовь с первого взгляда», мы еще с мамой тогда сидели и все переживали, симпатичная, а осталась без пары: — громко и уверенно звучит на весь вагон ее голос. Во мне резко все замирает. Некто нажимает на невидимый стоп кран и меня догоняет, нет, похоже перегоняет неумолимо новый поворот. Или это просто поезд Москва – Барнаул решительно набирает скорость.

Продолжение следует…

Глава 2 здесь

Глава 3 здесь

ka-67

Фото: Светлана Казина (Шупенко)

На превью фото: Дмитрий Гнатко

Всем непредсказуемых радостей, 

Марианна Яцышина




Поделитесь впечатлениями Вконтакте



Поделитесь впечатлениями в Facebook

4 Комментарий


Оставьте свой комментарий