С Первого взгляда. Полет

Истории

С Первого взгляда. Полет

Документальная повесть

Глава 2.  Полет

«Как мне дальше быть — упасть или летать?» 

Ты имеешь в виду ту непомерно накрашенную девицу из телевизионного шоу? Ту, которая постоянно смеялась, плохо скрывая свое дикое волнение?  Я не ощущаю, что та «я» и эта «я» имеют много общего. Да, понимаю, звучит бредово.  Просто все меняется. И быстро меняется. Можешь мне не верить. Но ты разве не видишь? Я сижу напротив. И мне категорически не понятно, как можно так жеманно отвечать на дурацкие вопросы.

- Если девушка выходит замуж,  она должна отбросить все свои интересы? Или на твой взгляд замужество это не повод отбрасывать свои увлечения?
—  На мой взгляд,  замужество (странная улыбочка) это не повод  чтобы отбрасывать свои интересы.
— А какие интересы  ты не будешь отбрасывать?
— Ну,  наверное, (наигранно) любимую работу.
— А остальное ты все отбросишь?
— Ну  (игриво) это уже как мы договоримся…

Ты спрашиваешь, откуда тогда взялись Останкино, пробы, съемки, Англия, в конце концов?! Какие-то стечения 1990 года. В сентябре советское телевидение решает купить у компании Action time игру «Любовь с первого взгляда».  Подписывают договор, и уже в ноябре эфир первого выпуска будут снимать в Англии.  Остается найти ведущих и первых участников. Ну не круто-ли, первое романтическое игровое шоу на советском TV? Конечно, всех быстро нашли, подобрали, распределили.  А я, с какого боку? Наверное, случай. Пробовала тогда себя в разных сферах, по принципу, где выстрелит. Вот и выстрелило. Правда, телевизионный Купидон в меня не попал, промазал к счастью. Но зато впечатлений…

Пока меня несет в никому ненужные подробности, вокруг уже суматоха. Возвращаюсь в реальность. Подсели какие-то парни, тетенька в теплом халате, официантка из вагона-ресторана, дедуля. Настало время новогодних ритуалов. Проводить, встретить, отметить, всё как положено. Моя новая знакомая Света уже возбужденно рассказывает о событиях с моим участием.   На столе появляются жареные пирожки на газете, сало, пол луковицы.  Нарисовались пьянющие дембеля. – Че за кипиш? Э, да здесь вон чего творится, ни хрена себе, я сразу вычислил, что она не проводница! Толян, тащи гитару, стаканы для девчонок,  ща шарахнем и по новой «группу крови».

Отчаянно захотелось превратиться в туман. Наверное, последние дни сказываются. Напряжение, мало сна, чего-то всё вместе как накатило. До Барнаула еще часов двенадцать, надо дотянуть. Только не реветь! Нервы сдают. Встаю, чтобы мирно уйти, меня кто-то хватает за рукав. Мелькают перед глазами обрывки слов.  Куда-то пытаюсь скрыться, грохочут двери.

Вырываюсь, бегу в соседний вагон. Наталкиваюсь на человека в форме, пугаюсь. Оказывается это проводник из купейного вагона и опять тянет за какой-то стол. Бегу по вагонам, пытаюсь исчезнуть в новогодней горячке. В один момент оборачиваюсь, за мной бежит Света, в пальто и с сумкой.  Ей, похоже, уже не до шуток. Или они все сговорились? Я заскакиваю в туалет и запираю дверь. Слышу, как свистит поезд, предупреждает о скорой остановке. Надолго здесь не спрятаться.

- Открой дверь! Сейчас Славгород, я выхожу. Открой, не будешь же до утра по поезду лётать. Этот, из купейного вагона,  что до Бийска, тебя везде ищет.  Ну, быстрее, где твоя сумка, там остановка три минуты! Ты со мной?

- Я с тобой!  Вещи все при мне. Резко дергаю дверь, ее заклинило. Только этого не хватало. Всё, открыла. Быстрее! Прыгаю со ступеней поезда. Ощущаю, как мягко усыпан снегом перрон. Где-то вдалеке мерцают большие буквы  —  Славгород.  Почти полная тишина, и только снежинки пританцовывают вокруг фонарей. Раздается шипение уходящих вагонов. Всё, что сейчас было реальностью,  прямо на глазах превратилось в дым.  На круглых часах  за полночь. Чувствую, как в меня проникает бесконечно живой воздух. С самого первого вдоха. Не понимаю, как это происходит. Оживаю.

Добрались до дома Светы в Яровом. День прошел душевно. Правда, меня как теледиву водили показывать родне, друзьям и соседям, но это было даже весело. На следующий день размышляю, каким образом буду продолжать путь. Нехитрые подсчеты сходятся в пользу автостопа. Но Света пугает лихими морозами и пустынными  дорогами. Моя одежда вызывает у нее бурю эмоций: — Ты в чем  на трассу собралась, ты в Сибири или что?! В курсе, что твоя куртёшка на наших ветрах колом встанет,  в своем уме?

Да, надо ехать на поезде до Барнаула. Стою уже неподалеку от касс в раздумьях. Если потрачусь на билет, не хватит на дальнейшую дорогу. Надо что-то решать, через час поезд.  Ко мне подходит незнакомый человек. Да, именно в этот самый момент подходит незнакомец и без всякого вступления задает вопрос: — Куда едешь? Лаконично отвечаю: в Барнаул — и отворачиваюсь. Даю понять, что нам говорить больше не о чем. Тут слышу фразу, но не сразу доходит смысл: – Держи билет. От растерянности не успеваю сообразить и хоть что-то сказать в ответ. А человек ответа не ждет, просто разворачивается и уходит.

(Для справки: в период описываемых событий при покупке билета и проезде не требовалось документа удостоверяющего личность). 

Несколько минут спустя мечусь по всему вокзалу в надежде его найти, потом высматриваю в вагоне, рассчитываю увидеть на перроне в Барнауле на следующее утро. Бесполезно. Так и не узнала имя, так и не сказала спасибо.  А запомнила на всю жизнь.

3 января 1992 года приезжаю в заметенную чистым снегом столицу Алтайского края. Без сюрпризов покупаю на честно сэкономленные деньги билет на автобус.  Еду долго и тихо вдоль бескрайних серебристых полей. Без всяких мыслей о прошлом и будущем. Вдали появляются невысокие горы. Из приземистых домиков мягко струится вверх дым,  украшая пейзаж сказочной рамой. События последних дней растворяются в небе.  Наблюдаю, как синие сумерки окутывают дома и дорогу, как дремлют редкие пассажиры и засыпаю сама. Никаких волнений  и беспокойств.  Полное ощущение, что еду домой.

Просыпаюсь на фразе из песенеки группы «Мираж»:  «Как мне дальше быть — упасть или летать?»  Автобус подъехал к автовокзалу Горно-Алтайска. Темень темная. Водитель объясняет, в какую сторону гостиница. Благодарю.  Ускоряю шаг,  чтобы не подпустить к себе холод.  Но мороз не спрашивает у меня разрешения.  Почти бегу. По ходу ощущаю, как же тонка моя синтепоновая куртка и прозрачна вязаная шапка.  Даже предмет моей гордости — бирюзовый шарф — пустая безделица. Особенно ощутим мороз через подошвы замшевых коротких сапог.  Вообще-то надо было соображать, когда собиралась в дорогу. Света права, ты в Сибири или что.

В полупустой гостинице потихоньку согреваюсь. В комнате кроме меня никого. Четыре — пять кроватей застелены  покрывалами в крупный цветочек. Ложусь ближе к батарее,  укрываюсь поверх одеяла курткой, выключаю одинокую лампочку под потолком. Долго смотрю в окно. Запах свежих еловых веток прилетает из гостиничного коридора.  Вспоминаю последние встречи. Гостеприимные люди из Ярового, незнакомец на вокзале Славгорода, продавщица  засыпанных снегом леденцов, нарядная девочка в розовых рукавичках делится мандарином, парень уснул, положив голову на аккордеон.

И как будто сразу наступает утро. И с ним счастье необъяснимое. Быстро включается ум, надо решать  как двигаться дальше. Узнаю, что автобуса до Усть-Коксы сегодня нет. Можно поехать до Усть-Кана, там заночевать и продолжить путь. Стою в нерешительности. Совершенно не представляю расстояний.  Женщина в сером пуховом платке говорит про между прочим, что сегодня будет рейс в Усть-Коксу. И я еще могу успеть. А билет дорогой?

Хотя что значит «дорогой», цены – то  еще советские.  И полет в Усть-Коксу на самолете был доступен.  Летали и местные жители, и гости, и туристы. Кто знает, тот вспомнит.  И да, билет стоил ровно столько, сколько у меня было в кошельке. До копейки.  Не особо уже удивляюсь. Начала привыкать к совпадениям.

Аэропорт совсем небольшой. Самолет просто прелесть, сразу захотелось помчаться на нем в дальние дали. И подольше не приземлятся. Загудел двигатель, под ногами показался изгиб  реки,  поплыла мягкая графика гор. Все дальше уношусь вглубь горной страны. Контраст дымчато-молочного сна земли  и ярко-небесного пробуждения неба.

Из иллюминатора на мир  смотрит Солнце. Невозможно оторваться от этих золотых глаз. Смотрю и плачу.  От Солнца, конечно, отчего же еще.Продолжение следует…

Глава 1 здесь

Глава 3 здесь

anton-agarkov

Фото: Антон Агарков

 

Фото на превью: Алексей Саламатов

 

Всем тепла,

Марианна Яцышина




Поделитесь впечатлениями Вконтакте



Поделитесь впечатлениями в Facebook

4 Комментарий


Оставьте свой комментарий