Муравей

В смысле, я плачу? Это непроизвольно. Впереди ничего не вижу, даже страх пропал. Я потеряла точку опоры. Щелчок карабина, несколько рывков и купол парашюта раскрыт. Не успеваю сообразить, как уже я парю в потоке новизны. Господи, дай мне силы вместить всё происходящее.

За тридцать минут перед этим. Тщательно зашнуровываю ботинки. Обычно так не делаю, завязываю кое-как, небрежно. А сейчас как солдат перед парадом, подтягиваю каждый миллиметр. Нам взлетать на 900 метров над землей, а потом падать вниз.

Возбужденные голоса стихают, подошел инструктор: «Вы всё хорошо запомнили? Как только видите приближение почвы, группируетесь, как вас учили, чтобы коснуться всей стопой земли. После приземления парашют за стропы подтягиваем, купол гасим». Мы смиренно заходим в пасть самолета цвета выгоревшей травы.

— Первый на выход!

Все в напряженных позах, только шнурки на берцах вздрагивают. Мне нестерпимо нужно оказаться сейчас на земле. Ощущать под ногами плотность. Многое обдумать. Лучше вообще не думать. Замереть, прислушиваясь к щелканью птиц в черемухе. В полудреме смотреть как выстраиваются в послушный ряд парашютисты. Как поднимается маленький самолет над дымкой теплого леса. Всё игрушечно-яркое, майское, голубое.

— Третий пошел, — пробивается ко мне через гул мотора выкрик инструктора.

Не вспоминаю, я проживаю каждый раз заново это мгновение. Оно во мне застыло как муравей в янтаре. В тот день больше ничего не помню так отчетливо. Не эйфорию парения, не восторг приземления. Только первый шаг. Я к нему готовилась, решалась, вытесняла. Болезненно предугадывала последствия. И абсолютно ничего про него не могла знать. Сейчас, оказавшись здесь, я вижу лишь плотную облачность. И неизвестность будущего.

Что изменит этот мой шаг? Да ничего. Неизвестность только расширит свой горизонт, еще больше утвердит могущественное присутствие. Она повсюду, везде, во всём. Её можно бояться, не замечать, ненавидеть, жаждать. Невозможно только избежать. Она царица жизни и сестра смерти.

Храню каждый шаг неизвестности навстречу. Робкий, неповторимый. Как муравей в янтаре.

 

Радости вам!

Марианна Яцышина

Фото: Вадим Кононенко

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Меню