Избушка

Столько у меня страхов разных, жуть просто, — героически подумала я. И осталась своими мыслями довольна.

Вскорости возникла ситуация. Простая, на первый взгляд, как пять копеек. Провести ночку, другую, третью в таежной избушке. Одной. В горах. В январе. Долго предысторию рассказывать не стану, перейду сразу к делу.

Ночь глубокая, звездная, силуэты горных хребтов над самой головой. Похрустывание снега под ногами. И я сижу за столом, как поэт в ссылке. С гусиным пером в руках, чернила капают на бумагу, свеча горит. Вдохновение, одним словом.

Начинаю собираться в дорогу. Нервно, впопыхах собираюсь. На две, пойду ночи нет, на три. Да нет, на неделю сразу. Буду писать, рисовать, столько всего накопилось, как раз время будет. Пока я так размышляю и набираю кучу бумаги и красок, понимаю, что одной ночи мне для начала хватит. Но вот потом я сразу на неделю уйду. Нет, сразу на месяц.

Вечереет. Бреду я по снегу к заветной избушке. Не по себе. Меня накануне предупредили, что волки в окрестностях промышляют. Действительно, вижу свежие волчьи следы, и рядом заячьи стремительно исчезающие в сугробе.

Избушка охотничья, стоит среди готически вытянутых пихт и раскидистых темных елей. Мало она сказочная, если честно, кривенькая какая-то.

Открываю низкую дверь, железная печурка, охапка сухих веток на растопку, малость не прибрано, пахнет табаком, мышами и старыми сухарями.

Пока возилась, прибиралась, дрова из-под снега добывала, печку затапливала, совсем стемнело. В запасе у меня оказалась всего одна свеча и та никудышная. Нашла еще огарок за печкой. Не густо. Ну почему я про свечи-то забыла, взяла только фонарик.

Огня сразу стало не хватать. Он как живое существо, брат старший. Так хотелось, чтобы рядом был все время. С ним и весело, и тепло, и не страшно. Ладно, всего-то ночь одну. Люди так годами жили. Сама же хотела.

Печурка прогорела быстро. А тут еще полночный ветер загудел, началась метель. Свечка предательски погасла, вернее, прошипела парафином и огонек испарился. Показалось, что даже ветер стих на мгновение, так тихо-тихо стало и совершенно темно.

Лежу на жестких полатях, свернулась в клубок в своем спальнике, тело вроде пока не мерзнет. А на душе холодно. И глаза боюсь закрыть.

Смотрю на маленькое окошко, как на единственное сейчас спасение. А там темно, темно. Ни лунного света, ни звездных скоплений. Только ветер ухает старым рубероидом по крыше. Метель началась, лютует яростно.

Мысли запрыгали, заверещали, как испуганные мыши. И сразу какие-то шаги, стуки, вой, треск, вздохи мерещатся. Все страшные картины какие только видела, читала, представляла, слышала, все выскочили как по щелчку.

Лежу и понимаю, дай сейчас хоть одной такой мысли волю, она разольется во мне, как нефтяное пятно по мексиканскому заливу. И убьет всё живое на своем пути. Так и буду дрожать в ожидании жемчужно-серого утра. Жалость и ужас смешиваются с отчаянием, создают ощущение темного колодца.

Чтобы окончательно туда не соскользнуть, я начала представлять будто иду по канату. Натянутому как струна над бездонной пропастью. Земля где-то далеко внизу. Иду и смотрю на несколько шагов вперед перед собой. Сосредоточена на каждом шаге, как охотник перед выстрелом.

Ни единой отвлекающей мысли, никакого страха, только шаг, еще шаг, равновесие, снова шаг. А в руках у меня тонкий такой провод. Он крепче стали. И он светится в темноте. Даже не светится, а фосфоресцирует. Держусь за него так крепко, что он впивается мне в ладонь.

А вокруг неимоверной наполненности жизнь. Переливаются, струятся невиданные звезды. Пульсируют гигантские планеты. Громадные протуберанцы отскакивают от солнца как искусные эквилибристы. Мечутся вакханками разноцветные кометы.

И я шагаю посреди ослепительного торжества по тонкому канату и ощущаю незнакомый мне никогда раньше восторг. И нечеловеческое напряжение одновременно.

Где-то очень далеко я улавливаю звуки ночной метели. Как тоже фрагмент великого мира вокруг. В котором есть абсолютно всё. И эта избушка в тайге. Прогоревшая печка. Сугробы по шею. Тропинка, фонарик, деревня где-то вдали.

И человек, шаг за шагом выверяющий путь по туго натянутой струне.

Не помню как заснула и когда наступило утро. Но проснулась в состоянии полной безмятежности. Не спеша растопила печь, вскипятила воду, сделала душистый чай. Зачем, думаю, я всего на ночь пришла, надо было на денька три хотя бы остаться.

Уходя долго еще оглядываюсь на избушку. Хочется ее в памяти сохранить. Милую такую, крохотную, посреди хвойных великанов.

Иду с ощущением, что на орбитальной станции побывала. И даже в открытый космос успела выйти. И зачем я только на одну ночь пошла…

Ушел-ли после той ночи страх? Нет.

Но он изменился. Возмужал, наверное).

 

Фото: Павел Филатов

На превью фото: Дмитрий Архипов

 

Добрых встреч!

Марианна Яцышина 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Меню