Он пограничник

 

Он ощущал себя стерегущим невидимую заставу. Он любил эту гору, он родился у ее подножия. Живет он тут, работает на переправе. Нет, не через реку, тут переправа через границу. Только не гадайте, откуда и  куда. По его мнению граница  пролегает исключительно между мирами. А он пограничник.

Мы все выше поднимаемся по каменистой узкой тропе. Позади два утомительных дня переходов, впившиеся в спину рюкзачные лямки,  холодные ночевки в палатках, ранние таежные подъемы. Продрогшие и взмыленные к вечеру третьего дня мы приползаем к озеру.  Дождь хлещет с утра не переставая. Ни лагерь разбить, ни палатки поставить, все отсырело и насквозь промокло. Парни мои валятся с ног, готовы уже прямо сейчас заснуть без крыши над головой, еды и огня. Нахожу для них сухой островок под кедром, велю меня ждать и отправляюсь на поиски приюта.

Знаю, что неподалеку должна быть  избушка. Домик ветхий, но вполне жилой. Стучу, дверь открывает хмурый мужик, худощавый, с жестким обветренным лицом. Смотрит молча в упор. Я робко ему улыбаюсь, борюсь с желанием  повернуться и уйти. Но просить за других, это другое дело.  Со мной же дети. Дети! Мерзнут и голодают. Короче, пустите нас переночевать, не потянут мои ребята такие испытания.

«Ура, живем!» – заорали мои приунывшие ребятки, когда я вернулась с хорошей новостью. Вваливаемся весёлой толпой в крохотную душную избушку. Печурка, стол, широкие нары под запыленным окошком. Пахнет отсыревшим овчинным одеялом и чем-то прокопчённым. Здороваемся. Хозяин не особо приветлив, сидит у стола, демонстративно не поднимает головы, типа рассматривает карту.  Таежное гостеприимство, оно такое, без шаблонов.

Пока я суечусь над почти потухшей печкой, подростковый коллектив с любопытством разглядывает жилище. Между собой перемигиваются, тихонько хохмят. И тут жесткий, как военная команда, выкрик: стоять! Замер, я сказал! Да, ты в черной футболке, на место положил то что сейчас в руки взял». Я от неожиданности роняю котелок, благо пустой. Один из моих пацанов пятится стене, мужик уже рядом.

«Я просто взял посмотреть…» — почти шепчет побледневший пацан. Я успеваю только охнуть, как мужик выхватывает нож из рук парня. «Тебе не учили, что чужие вещи нельзя брать?!» — грозно рыкает мужик. «Да я просто взял посмотреть…» . Сцена длится долю секунды, но я, уже слегка поседела.

Вот молодец, нашла мальчикам приют, облегчила, так сказать, им жизненные испытания! Лучше бы мы ночью под кедром остались, ей Богу… Не успеваю ничего сказать, как наш мужик уже резко развернулся и вышел из домика шарахнув со всего размаху дверь.

Смотрю ему вслед и думаю, ну ты даешь, боец невидимого фронта. А сама вслух начинаю ребятам нотацию читать. «Нехорошо получилось, человек нас приютил, надо было смирно сидеть. А вы хозяйничать начали. Ребята растерянные, переглядываются: «Да мы-то ваще ни причем. Это мужик больной какой-то. Пошли отсюда».

«Да куда мы пойдем, надо хоть вам одежду высушить, завтра рано утром уйдем. И хватит. Он, когда вернется, мы его растопим, все нормально будет. А пока все за дело». Парни оживились, кто таскает воду, кто пол подметает, кто взялся мне с ужином помогать. Даже перешучиваться друг с другом прекратили.

Дверь отворилась. Вернулся хозяин нашего  приюта. У нас уже всё готово, красота, чистота, запахи аппетитные. «А мы ждем, давайте к нам за стол» — сладким голосом запеваю я. И выразительно смотрю на парней, давая понять, чтобы они подхватывали.

Но хозяин избушки резко меня обрывает: «Не вас, а тебя, в горах все на «ты», это первое. А теперь главное. Ты, когда пришла просить вас приютить на ночь, сказала, что с тобой группа детей. Не вопрос, дети так дети. Я и правда, решил, что сейчас ребятня понабежит.
Но пришли мужики! Здоровые, крепкие, молодые мужики. Ты чё за них-то решаешь, где им спать, что им жрать? Или ты им и за мамку, и за няньку нанялась? Это они должны о тебе заботится, раз ты у них за старшую.

Или ты перепугалась, что они палатку под дождем не поставят, дров не натаскают, ужин себе не сварят? На дворе лето! Ну дождь льет и что? Никто от дождя не умрет. Когда они взрослеть-то будут, об этом подумала? Они может только для этого и шли сюда, повзрослеть. Своими ногами  им надо пройти, понимаешь меня, нет?».

Он выдохнул, устало рухнул за стол и резко сменил тон:  — Давайте теперь, мужики, знакомиться с вами будем. Меня Саня зовут. Про себя рассказывайте, как звать, как дошли до жизни такой…

В тот вечер они сидели допоздна. Я уснула под их голоса. На утро первое что парни мне сказали, что Саня их на скалу с петроглифами пообещал сегодня сводить. Да и просто чего-то охота им еще на денек тут задержаться.  Если, конечно, никто не против.

 

Всем добрых приключений!

Марианна Яцышина

 

3 комментария. Оставить новый

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Меню