Ёлка в цветах

Истории

Ёлка в цветах

Еще темно. Который час? Легко определить по окнам напротив. Они светятся в том доме, который точная копия нашего. Это совсем рядом. Между нами только высокие тополя, и еще чуть-чуть. Встаю с кровати и сразу мчусь в большую комнату. Там ёлка. Мы вчера с мамой ее принесли, и я весь вечер наряжала.

Зажигаю фонарики, и всё делается необычно нарядным. Так и должно быть. Сегодня праздник. Нет, не новый год, до него еще больше недели. Сегодня у моей старшей сестры день рождения.

У нас две комнаты, большая и маленькая. Честно говоря, они обе маленькие, но мама их так называет, потому, что одна все-таки больше. Мы с сестрой в маленькой, мама в большой. Мама уже встала, гремит чем-то на кухне. Ей сегодня в первую смену, значит она сердитая. Она не любит эту первую смену. Она вообще очень устает. Когда сердится, то говорит, что это из-за нас.

Я снимаю пыль с иголки на проигрывателе. Кладу новенькую блестящую пластинку, короткий шорох и началось! Делаю громче, еще громче. Сегодня день рождения моей сестры. Это мой самый долгожданный день в году.

Даже могу присочинить, что у меня тоже день рождения 22 декабря. Ну, просто, шутки ради. А сестра удивляется: — Ты чего, всё наоборот, летом-то день рождения лучше. Я вот хочу, чтобы у меня был летом, как у тебя. Тепло, клубника, каникулы.

Нет, зима, она загадочнее. В ней все такое таинственное. Смотрю в окна дома напротив, ага, на кухнях включились абажуры. Значит уже часов семь. Мне вообще-то эти кухонные пластиковые абажуры не нравятся. Они неуютные. Красные, зеленые, желтые, белые. Это только издалека кажется, что разноцветно. Мне хочется, чтобы у нас на кухне был такой большой, похожий на соломенную шляпу, и чтобы низко над столом.

Как же чудесно пахнет свежей елкой. У нас такие фонарики смешные, как цветочки. Ёлка зимняя, а вся в цветах, ну кто такое придумал? Мы потом пойдем с сестрой в стеклянный магазин за новыми шариками. Разбиваются эти шарики у нас постоянно.

Я часами готова стоять и смотреть на них. Сестра сразу знает, какие нам надо, долго не выбирает. Через неделю мы у дедушки с бабушкой будем елку наряжать. Но там все другое, и фонарики, и игрушки. Сестра лучше меня там в игрушках разбирается, а бабушка говорит, что куда повесить. Я так не люблю.

Дома я могу с каждой гирляндой под музыку танцевать. А потом сочинять сказки, где Снегурочка взлетает на верхушку ёлки и разбрасывает вокруг себя звезды и снежинки, а они падают и оживают, и опять взлетают. В общем, у меня из-за этого шарики быстро разбиваются.

О, вот моя любимая песня, наконец-то. Она меня как ветром сдувает. Куда-то очень далеко. Там побуду немного и обратно. В школу пора собираться. Школьная форма коричневого цвета, я ее терпеть не могу. И опять забыла ее погладить.

А эти белые воротнички, которые надо пришивать, отшивать, стирать, гладить, у меня вечно они не такие, как надо. У сестры все по-другому. Форма у них уже синяя, юбка, жилет, пиджак и белая блузка. Все равно скучно, но повеселее чем у нас, все-таки. Сестра у меня старшая, она на четыре класса впереди.

Песни, разговоры, прически, подруги, тетради, заколки, все совершенно другое. Мне нравится заглядывать в ее мир, рассматривать вещи, прислушиваться к словам, читать учебники. Ну ладно, не читать, а так, листать, открывать на первой попавшейся странице и смотреть, как подчеркнут тонким карандашом какой-нибудь абзац.

Моя сестра всегда делает уроки лежа, и подчеркивает в учебниках и книгах что-нибудь карандашом, я удивляюсь, как у нее это быстро получается. Лежит, что-то пишет, читает, яблоки грызет, конфетами шуршит. Она учиться в легкую, понимает все быстро, а что не понимает, умеет сделать вид, что все равно понимает. Для нее, например, английский, не проблема.

Дедушка мне строго говорит: — Натулечке надо учиться, не отвлекай ее. А потом к ней обращается: Роднуля, тебе нужно это обязательно скушать,- и дает аккуратно завернутые яблоки, бутерброды с докторской колбасой, сливочное желе в бумажной формочке.

Дедушка у нас чудесный. Он очень умный и красивый человек. Бабушка тоже хорошая, но она больше всех любит дедушку. А дедушка мою сестру просто обожает.

Все, последняя песня и буду выходить. До школы идти пять минут, успею. Сестра сегодня ночует у бабушки с дедушкой. Совсем уже рассвело. Хлопнула дверь, мама ушла на работу. Окна напротив снова гаснут, все расходятся кто куда.

Эх, сейчас бы прогулять школу. Все равно никто не узнает. Пойти на широкий проспект, я там очень люблю гулять. Идешь, и смотришь на небо. А проспект такой словно волнистый, его изгибы видно очень далеко. Нет, ладно, сегодня холодно, пойду в школу.

Ариведерчи, Рикардо Фольи, вечером будет уже не до тебя. Мы накроем стол в гостиной у бабушки с дедушкой. Гостиная вся такая светлая. Мы с бабушкой всё разложим по изящным тарелкам из ее любимого сервиза с розой. И мама придет. Все будут хвалить фаршированную рыбу. А я не люблю рыбу. Мне нравятся обычные сосиски с картофельным пюре, которое делает бабушка. Сестра бы мне сейчас сказала: ты опять ничего не понимаешь.

Обожаю ходить с сестрой на кремлевскую ёлку. Она сразу меня тянет в буфет, там бутерброды с рыбой. Потом новогодний спектакль в просторном зале с мягкими креслами. Спектакль всегда один и тот же, так мне кажется, но это не важно. А потом наступает радостный момент, мы бежим за красными пластмассовыми коробками в виде кремлевских башенок или ключей. В них множество конфет.

Дома начинается конфетообмен. Так моя сестра придумала. Она прирождённый политик, уговаривает меня обменять шоколадных «мишек» и «незнаек» на скучные карамельки. После сложных конфигураций я остаюсь с горой карамелек и одной маленькой шоколадкой.

И всё равно я счастлива. Мне нравится быть рядом со старшей сестрой. Чувствую себя причастной к какому-то другому неведомому миру.

Но мы растем и сестре перестает быть со мной интересно. Я начинаю понимать, что дедушка отдает сестре всю любовь и внимание. У нас с сестрой разные отцы, и дедушка моего папу не принимает и недолюбливает. Мама наша поглощена своей жизнью. А потом и вовсе она решает с моим папой разводится. Уход отца из дома я переживаю как первую в жизни глубокую драму.

А дальше вражда и контра со всеми и вся. Я делаюсь злой, жесткой, грубой, неуправляемой. Из маленького ангела становлюсь большим демоном. Быстро учусь ненавидеть и разрушать. Меня несет в такие мрачные дебри, из которых, кажется, выхода уже не будет.

Но беспросветность накрывает, раскатывает и выплевывает. Долго-долго потом возвращаюсь к состоянию согласия с собой, с миром. Мучительно медленно осознаю, примиряюсь, принимаю.

Сейчас я черпаю силы в тех благословенных днях, когда мир еще светится, как новогодняя ёлка. Звучат радостные песни. Мы все сидим за столом под яркой люстрой. Маленькие пирожки, фаршированная рыба, торт «наполеон». Сервиз с розой и вышитая скатерть. Изобилие счастья. И дедушка торжественно смотрит на мою старшую сестру: Будь здорова, моя роднуля, с днем рождения тебя!

Медленно будут гаснуть разноцветные абажуры на кухнях в доме, напротив. Синие, зеленые, желтые, белые. И покачиваться стеклянные шары на увитой цветными гирляндами ёлке.

Ариведерчи, Рикардо Фольи…

 

Художник здесь и на превью: Мария Курбатова

Еще про детство здесь

 

 

Праздника  всем!

Марианна Яцышина 


1 Комментарий


Оставьте свой комментарий