Жорж

Она снова тащит меня за собой. Что за страсть у неё к этим походам. Ледяная вода, никакая еда, весь вечер сидим в дыму, к утру покрываемся изморозью, ё-моё, как шипит варвар, когда мы окунаемся в очередную лужу. Мне не нравится это выражение, но приходится за ним повторять, других слов просто нет. Вокруг нас одни камни, шишки, еще медведи, и этот варвар.

И опять она даже не спросила, просто схватила и продела в свои несуразные боты. А как их еще назвать, боты и есть. В таком ходить даме, вы меня простите, пусть и с рюкзаком. Я родом с севера Италии, жил в уютном обувном закутке синьора Марджони на углу виа Санта Рита. И что же? У нее порвался шнурок на очередных несуразных ботинках, она влетела к синьору, тот за 70 центов подобрал ей меня. Давай, говорит, Жорж, поезжай в эту Сибирь, убедись, что и там люди живут. Убедился, синьор Марджони, грациа.

И потом, я совершенно иного оттенка, она что не видит, что мой благородный антрацит никак не сочетается с этими варварскими чернилами. Да, я одинок, я неповторим, таких как я шнурков больше нигде не сыщешь. Разве что на углу виа Санта Рита. Таскать меня по горам нельзя, моё место в доме среди милых безделушек. Пусть повесит на меня хотя бы красивый колокольчик, если я ей, хоть немного дорог, как она уверяет. И детям забава и мне приятно.

Нет, мы опять лезем на эти перевалы, ничего, что здесь лёд и снег. Она карабкается на острые как лезвие камни и плачет, а потом спускается, развязывает нас с варваром, ходит босиком и радуется. Я сворачиваюсь среди камней калачиком и представляю, как мог бы сейчас лежать на теплых ступенях рядом с лиловыми петуньями в уютном обувном закутке синьора Марджони.

«Жорж, ты весь заледенел. Это был последний раз, когда я взяла тебя в горы, честно, обещаю. Вот вернёмся домой, и ты будешь жить в самом теплом месте, где только скажешь, только не рвись».

Слова, слова, не прошло и года, как мы снова тащимся куда-то. Я становлюсь упрямым и молчаливым, мои переживания превращаются в сухую глину и рассыпаются под подошвами громоздких ботинок. Мне уже неважно куда и сколько еще вдыхать вечерний дым. Наверное, в следующей жизни я стану её рюкзаком, тоже хочу ночевать в палатке.

 

Здесь походная история 

На превью фото: Павел Трофимов

Марианна Яцышина

 

Поделиться записью

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Меню