Звериный неподвластный стиль

Пусть, о люди, с великого Неба вам Луна ясноликая светит!

Пусть, о люди, с пречистого Неба вам сияет предвечное Солнце!

Из песнопения сибирских тюрков.

 

В историю Алтая глубоко вплетено немало выразительных направлений прикладного искусства. Но одно из них выделяется особо. Звериный стиль.  Этот причудливый, гибкий, фантастичный, тот самый, который позднее стали называть скифо-сибирским.

Его темпераментность, динамика, пластичность,  убедительная образность поражает и восхищает. Трудно определенно сказать, с кого все началось и где. Одно ясно, этот стиль стал результатом изобразительного творчества многих поколений евразийской многоликой семьи.

 

Пазырыкский-курган-2.
Олень — навершие.  Дерево, кожа. 5 век до н.э. Пазырык. Алтай

 

Изображение любого животного в этом стиле, это не только символическая маркировка миров. И не только родовые тотемные образы.  Это попытка, и как правило потрясающе удачная попытка, соединить изображение зверя, которое уже само по себе является произведением, с космогонической сверхзадачей. Осмыслить мироздание в необъяснимо притягательных и подчас странных образах.

Охотник и художник древности это одно лицо. И он не мог не мыслить о взаимосвязи жизни и смерти. Сталкиваясь с ними постоянно и повсюду. И о том связующем звене, которым именно и является жертва соединяющая жизнь и смерть. Жертва как продолжение жизни.

Зверь — главный изобразительный герой, наделяется наивысшими атрибутами . От самопожертвования до жертвоприношения, от схватки до геральдического знака. Его роль делается всё более масштабной.

 

Грифон держащий круторогого барана. 5-6 века до н.э. Золото. Сибирское коллекция Петра Первого.
Эгрет с грифоном держащим в когтях горного козла. 5-6 века до н.э. Золото. Сибирское коллекция Петра Первого.

 

Невозможно обойти стороной саму идею жертвы. И попытаться понять ее шире привычных рамок. Не сколько акт покорения сильного слабым.  А именно сакральный символ жертвы. Когда высшее жертвуя собой ради низшего, поднимает тем самым это низшее до своей высоты. Интересно, что такая мировоззренческая идея настолько  ясно проявилась именно в архаичном прикладном искусстве.

Яркий пример — грифон, являющий собой образ силы противоположенной созиданию. Грифон – образ чрезвычайно многозначный. Это существо, принадлежащее сразу трём мирам. Грифон страж, стерегущий сокровище, он устрашает и нападет. Он участник сцен терзания, он божество, прилетающее за своей жертвой. Яркие сцены терзаний и поединков подтверждают его власть над проявленным миром.

Грифон — один из главных героев скифо-сибирского символического пространства. Он выделяется эпической образностью и проработанностью в каждой своей детали. Яростный, свирепый, властный, фантастический. Житель небес и горных вершин. Страж порога. Единственный в своем роде. Грифон равен самому светилу. Он охраняет его золотой свет. Даже благородные символы солнца, с ветвистыми и скрученными в спирали рогами ему, грифону, покоряются. Трудно представить более многозначительный образ.
Два орлиных грифона держащие солнце. Налобная уздечная деревянная бляха.Туекта 1. Горный Алтай. Из коллекции Гос. Эрмитажа

 

Деталь седельной покрышки со сценой терзания грифоном горного барана аргали. Войлок, аппликация. 4 в.до н.э. Пазырык. Алтай.
Деталь седельной покрышки со сценой терзания грифоном горного барана аргали. Войлок, аппликация. 4 в.до н.э. Пазырык. Горный Алтай.Из коллекции Гос. Эрмитажа

 

По сути, грифон подобен сфинксу или дракону, который охраняет пути к знанию и спасению. Его образ неразделен с Древом Жизни. И с золотом, древним символом света, впоследствии ставшим символом тьмы. Грифон стережет не земные сокровища, но сокровенное знание. «Змеи, драконы, грифы, охраняя сокровища, — отмечает Мирча Элиаде — всегда охраняют пути к бессмертию, ибо золото, алмазы и жемчуг есть символы, воплощающие в себе сакральное начало и дарующие силу, жизнь и всеведение».

Горный баран, олень, лось, лань, конь всех их объединяет солярный символизм. Грифон терзает их словно лев и покоряет будто яростный  тиран. На сцене мироздания появление этого свирепого существа с крыльями знаменует новый этап осмысления жизни и смерти. И их взаимосвязи в видимых и невидимых мирах.

Можно ли еще образнее и ярче выразить ту могучую силу, которая выхватывает из проявленного мира жизнь и переносит ее в мир иной?

 

Поясная бляха со сценой терзания коня грифоном. Золото. 4 в.до н.э. Сибирская коллекция Петра Первого.
Поясная пластина со сценой терзания коня грифоном. Золото. 4 в.до н.э. Сибирская коллекция Петра Первого.

 

Звериный стиль сотворяет казалось невозможное – создает изображение разрушительной и трансформирующей силы мироздания. Не прибегая к антропоморфности, пользуясь звериными образами, создается гениальный в своей значительности и неудержимо яростный символический образ. Образ разрушительной и в то же время преображающей силы.

Эта же самая сила известна в Ригведе как Рудра. Рудру сравнивали с ужасным зверем, называя «красный вепрь неба». Одно из имен Рудры Трьямбак – что означает «имеющий трёх матерей», то есть принадлежащий сразу трём мирам. Еще он Пашупати – властелин зверей, всесильный охотник, одетый в барсовую шкуру.

Вся феноменальная вселенная существует благодаря напряжению противоположностей. И грифон является символом той разрушительной и одновременно с этим творческой силой. Обратной стороной созидания.

 

Грифон с головой оленя в клюве 5 век до н.э. Дерево, кожа. Пазырык. Алтай.
Грифон с головой оленя в клюве Дерево, кожа. 5 век до н.э. Пазырык. Алтай.

 

Он, терзающий и одновременно он охраняющий. Он вмещает в себя контрасты. Он приносит благо и он же забирает жизнь. Он парит на извечно-синих высотах и он погружается в бездонные глубины. Величавый грифон и могучий «вепрь неба» Рудра. К нему взывают из вековых глубин: «Да размножимся мы, о Рудра, через детей! С жертвенными возлияниями мы всегда призываем тебя!».

Каждый день из звездной темноты, из космического первородного Бытия восходит золотое светило, которое на своих лучах-рогах поднимает и обновляет все живые существа, питает и согревает их. Чтобы потом снова скрыться в недрах космоса, оставляя после себя холодный блеск луны и мириады созвездий. Ничего не изменилось с тех пор, по-прежнему могучий олень поднимает мир на своих необъятных рогах. И по-прежнему свирепый грифон разрушает, всё подлежащее разрушению. И возрождает всё с новой силой.

Вечно будут жить нанесенные смелой рукой письмена — образы о сотворении, сохранении и разрушении, для того чтобы вновь явилось живительное обновление мира. На роговидных лепестках восходящего алтайского Солнца.

 

Восход солнца над Катунским хребтом. Фото: Марина Белова
Восход солнца над Катунским хребтом.  Фото: Марина Белова
Треуголен ты, хан Алтай,
Когда взглянешь на тебя с высоты,
Со стороны поглядишь на тебя,
Ты блестишь, как девятигранный алмаз.
Когда же со ската горы
Окинешь взором тебя,
То, как плеть расплетённая,
Тянутся хребты твои!
Из алтайской народной песни.

 

На превью: поясная пластина со сценой терзания. Золото. 5-4 века до н.э.  Сибирская коллекция Петра Первого

 

О Праматери Умай-Энэ и ее символах…  здесь 

О художественном осмыслении символов … здесь

Всем вдохновения

Марианна Яцышина

1 комментарий. Оставить новый

  • […] Это работа посвящена уникальным археологическим находкам в  Катандинской долине в Усть-Коксинском районе. В окрестностях села Катанда в 1865 году академиком В. В. Радловым были исследованы первые памятники пазырыкской культуры. В большом катандинском кургане Радлов обнаружил подкурганную мерзлоту, благодаря которой сохранились уникальные изделия, выполненные в скифо-сибирском зверином стиле. Особенно запоминается мотив трех лебедей в  свастическом кружении. Это изображение послужило источником вдохновения при создании этой работы. О зверином стиле тема раскрывается подробнее здесь. […]

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Меню